fbpx Житель Краснодарского края заявил о пытках в отделе полиции | Комитет против пыток

Житель Краснодарского края заявил о пытках в отделе полиции

Событие | Пресс центр

03 апреля 2019

Житель города Гулькевичи Краснодарского края Никита Хацкевич пожаловался на сотрудников уголовного розыска местного отдела полиции, что те избивали его, заставляя написать «явку с повинной» в краже кабеля. Следственный комитет уже начал проверку по этим обстоятельствам, правозащитники из Комитета против пыток также приступили к проведению общественного расследования.

25 марта 2019 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель города Гулькевичи Краснодарского края Никита Хацкевич. Он рассказал, что 18 марта четверо полицейских забрали его из дома и доставили в местный отдел полиции. Там, по словам Никиты, сотрудники уголовного розыска незаконно применили к нему физическую силу с целью получения признания в совершении кражи медного кабеля.

«После того, как я ответил, что мне нечего рассказывать, один из оперативных сотрудников ударил меня кулаком в грудь. От удара я отлетел к двери и упал вместе со стулом.  После этого меня начали бить все четверо. Били по ребрам, по туловищу в область печени, по голове, попадали по левому уху. Избиение периодически прерывалось, и один из сотрудников предлагал с ними разговаривать по-хорошему и все рассказать, так как у них «имеется информация». Когда я отвечал, что все сказал и мне ничего не известно, меня вновь начинали бить. Все это продолжалось около тридцати минут», – вспоминает Хацкевич.

Как рассказал Никита, в итоге полицейские напечатали его объяснения о том, что он ничего не знает о краже кабеля и к этому непричастен.

«После того, как я поставил свою подпись в этом объяснении, полицейский сказал мне, что я дал ложные показания и теперь меня это погубит», – говорит Никита.

По словам Хацкевича, после этого его передали сотрудникам патрульно-постовой службы, которые отвезли его в местную больницу. Там Никита сказал врачу, что жалоб не имеет, опасаясь повторения избиения.

После того, как Хацкевича доставили обратно в отдел полиции, в отношении него составили протокол об административном правонарушении – мелком хулиганстве, выразившемся в нецензурной брани в общественном месте, а также неповиновении законному требованию сотрудника полиции.

На следующий день, 19 марта, в отдел полиции пришла адвокат Олеся Панюжева, которой Никита Хацкевич рассказал о том, что с ним произошло накануне, а также о том, что он плохо себя чувствует. Адвокат потребовала, чтобы дежурный сотрудник полиции вызвал скорую помощь. Приехавшие медицинские работники наложили на шею Никиты шину и отвезли его в больницу – там он находился на лечении в течение недели.

Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования, Никите Хацкевичу были причинены следующие телесные повреждения: сотрясение головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма, ушибленная щелевидная рана внутренней поверхности верхней губы справа, полосовидные желтушные кровоподтеки задней и левой боковой поверхностей грудной клетки, прерывистая полосовидная ссадина под возвышающейся красновато-коричневой корочкой на левой боковой поверхности туловища выше гребня подвздошной кости, ушибы мягких тканей затылочной области, мягких тканей шеи и шейного отдела позвоночника, мягких тканей грудной клетки, левого плечевого сустава, левого коленного сустава, которые  причинили легкий вред здоровью.

26 марта юристы Комитета против пыток обратились в интересах Никиты Хацкевича в Следственный комитет с сообщением о преступлении. В настоящее время следователь проводит доследственную проверку.

«Мы также начали собственное общественное расследование, в рамках которого намерены собрать максимум информации о произошедшем с Никитой, – говорит юрист Комитета против пыток Анна Коцарева. – В этом деле еще предстоит разобраться, однако уже сейчас очевидно, что до общения с сотрудниками полиции Никита не имел телесных повреждений и проблем со здоровьем, а после пребывания в отделе полиции – они появились. Учитывая это, а также показания очевидцев и иные факты, мы полагаем, что у следователя уже сейчас есть достаточные основания для возбуждения уголовного дела».