fbpx Жалобой Максима Лапунова на пытки и неэффективное расследование займется Европейский суд | Комитет против пыток

Жалобой Максима Лапунова на пытки и неэффективное расследование займется Европейский суд

Событие | Пресс центр

24 мая 2019
Максим Лапунов во время пресс-конференции в «Новой газете». Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

За два года Максим Лапунов, заявивший о том, что подвергался пыткам в Чечне, так и не добился эффективного расследования своей жалобы на национальном уровне. В связи с этим сегодня правозащитники были вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека.

Напомним, Максим Лапунов обратился в Следственный комитет России с заявлением о том, что весной 2017 года он был незаконно задержан в городе Грозном сотрудниками полиции в гражданской одежде и доставлен в подвал отдела полиции, где был избит обрезками пластиковых труб. Как сообщил заявитель, в этом подвале он содержался с 16 по 28 марта 2017 года, после чего был отпущен на свободу с указанием ни в коем случае не обращаться в правоохранительные органы. Однако заявление Лапунова 21 сентября 2017 года поступило в Главное следственное управление Следственного комитета России по СКФО, и по нему была начата проверка.

28 сентября сам заявитель прибыл в город Ессентуки Ставропольского края, где был опрошен следователем и ходатайствовал о применении к нему мер государственной защиты. Однако за без малого три недели пребывания его на Северном Кавказе следствие так и не решило вопрос о применении мер госзащиты к заявителю, а также не провело осмотра места происшествия с его участием, хотя Максим Лапунов настаивал, что готов сам показать место, где он содержался, а также оставленные там следы своего пребывания. Видя, что расследование не продвигается, госзащита не предоставлена, а угроза с каждым днем нарастает, заявитель был вынужден покинуть Северо-Кавказский федеральный округ, а затем и уехать за пределы России.

Юристы Комитета против пыток, представляющие интересы Максима Лапунова, с самого начала проверки стали отмечать многочисленные процессуальные нарушения со стороны следствия. Так, представители Лапунова не были допущены к участию в проверочных мероприятиях вместе с заявителем, хотя тот настаивал на участии юристов. Не проводились необходимые проверочные мероприятия, на которых настаивал Лапунов, а кроме того – следователями систематически нарушались сроки рассмотрения ходатайств. По каждому из таких нарушений правозащитники подавали жалобы в Ессентукский городской суд в порядке статьи 125 уголовно-процессуального кодекса, и часть этих нарушений была судом признана.

21 марта 2018 года следователь по особо важным делам Главного следственного управления СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу Виталий Поливанов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Максима Лапунова о пытках. Юристы Комитета против пыток обжаловали это решение следователя в суд.

В жалобе указывалось на многочисленные недоработки следствия, а также на то, что проверка была проведена формально, без установления всех обстоятельств дела. Но Ессентукский городской суд отклонил доводы правозащитников, оставив жалобу без удовлетворения. С его решением согласился и Ставропольский краевой суд, отказавшись принять аргументы представителей Лапунова.

Поскольку средства правовой защиты для Лапунова на национальном уровне были исчерпаны, сегодня правозащитники обратились с жалобой в его интересах в Европейский суд по правам человека. Теперь страсбургским судьям предстоит дать свою оценку как самому факту незаконного задержания и пыток в отношении заявителя, так и действиям следователей Следственного комитета, которые за два года не провели качественного расследования.

Интересы Максима Лапунова в Европейском суде будут представлять юрист Комитета против пыток Ольга Садовская и Вероника Лапина, сотрудник Российской ЛГБТ-сети, которая также оказывала Максиму помощь на протяжении последних лет.

«Описываемый Лапуновым метод расправы над ним для Чечни не нов. Аналогично складывалась судьба и другого нашего заявителя Ислама Умарпашаева, которого также держали в специальных секретных помещениях, избивали, а потом отпустили в связи с тем, что информация о его исчезновении слишком широко распространилась. Однако в деле Максима есть важный элемент, отличающий его от предыдущих дел из Чечни – это дискриминация по признаку сексуальной ориентации. Его показания, описанное разными источниками поведение представителей правоохранительных органов, другие данные дают нам основания утверждать, что Максим был выбран жертвой именно из-за того, что он гей», – подчеркнула Ольга Садовская.