fbpx В Краснодарском крае следователь заведомо незаконно отказал в возбуждении дела о пытках | Комитет против пыток

В Краснодарском крае следователь заведомо незаконно отказал в возбуждении дела о пытках

Событие | Пресс центр

16 апреля 2019
Евгений Бунин

Следователь Филипп Шеврикуко спустя шесть месяцев после начала проверки жалобы Евгения Бунина на пытки в отделе полиции Туапсе вынес заведомо незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. До этого господин Шеврикуко дважды безуспешно пытался «спихнуть» эту жалобу для проверки следователям из краевого управления. Юристы Комитета против пыток будут добиваться возбуждения уголовного дела по жалобе Бунина, так как убеждены, что для этого есть все основания. Также правозащитники намерены добиваться наказания для следователя Шеврикуко, допустившего волокиту.

Напомним, в ноябре 2018 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель села Индюк Туапсинского района Евгений Бунин. Он рассказал, что 12 ноября его пригласили на беседу в отдел полиции, расположенный на улице Мира в Туапсе: там, в одном из кабинетов отдела уголовного розыска, оперативный сотрудник надел на него наручники и стал требовать написать «явку с повинной» в краже телефона.

«Я сказал, что не причастен к этому. После этого полицейский стал наносить мне удары по голове: бил кулаками и ладонями. Мне натянули на голову капюшон моей куртки, и после нескольких ударов у меня из носа потекла кровь, которая образовала на полу лужу», – вспоминает Бунин.

По словам Евгения, сотрудник полиции, от которого разило алкоголем, угрожал ему, что избиение продолжится всю ночь и в итоге его все равно задержат как подозреваемого.

«Опасаясь за свое здоровье, я написал требуемое признание под диктовку другого сотрудника уголовного розыска», – продолжает Бунин.

Как рассказал Евгений, в отделе полиции ему предложили выпить водки, после этого полицейские доставили его на автомобиле домой, причем по дороге он продолжал употреблять алкоголь с полицейским, который его избивал.

Утром следующего дня Бунин вызвал домой бригаду скорой медицинской помощи, которая госпитализировала его в Туапсинскую районную больницу № 1. Там Евгению диагностировали: «Закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, кровоподтёк мягких тканей правой параорбитальной области, ушиб мягких тканей затылочной области».

В тот же день, 13 ноября, сестра Евгения обратилась в Следственный комитет с сообщением о преступлении. По словам Бунина, практически сразу к нему в больницу прибыл судмедэксперт, сфотографировал и зафиксировал у него телесные повреждения.

Проведение проверки по этому сообщению о преступлении было поручено старшему следователю следственного отдела по городу Туапсе СУ СК РФ по Краснодарскому краю Филиппу Шеврикуко.

«Вместо своевременной проверки обстоятельств, изложенных в жалобе, опроса Бунина, свидетелей, оперативного поиска и фиксации важных для установлении истины данных, следователь Шеврикуко дважды пытался передать эту жалобу следователям по особо важным делам краевого следственного управления, но каждый раз получал отказ с формулировкой, что «указанные события не представляют собой особую сложность и не имеют общественного резонанса», а также совершены на территории одного региона», – говорит юрист Комитета против пыток Сергей Романов. – После этого господину Шеврикуко пришлось заниматься проверкой жалобы на пытки в отделе полиции самому».

10 апреля 2019 года следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В нем Шеврикуко честно признался, что «проведенной проверкой не удалось полностью подтвердить или опровергнуть обстоятельства написания Буниным Е.А.  явки с повинной», в связи с чем следователь назначил ряд экспертиз, результаты которых еще не готовы.
 
«Европейский суд по правам человека уже указывал в своем решении, что доследственная проверка при обоснованной жалобе на пытки – сама по себе не может являться эффективным инструментом расследования. Мы считаем, что в этом деле у следователя были все основания для возбуждения уголовного дела, и будем продолжать этого добиваться, а также привлечения к дисциплинарной ответственности не только следователя, но и его руководителя», – подчеркнул Романов.