fbpx Троим нижегородским экс-полицейским, обвиняемым в пытках, отказали в возбуждении дела о ложном доносе на них | Комитет против пыток

Троим нижегородским экс-полицейским, обвиняемым в пытках, отказали в возбуждении дела о ложном доносе на них

Событие | Пресс центр

23 октября 2020

Следователи Следственного комитета не усмотрели в жалобе нижегородца Леонида Мурского на пытки в полиции заведомо ложного доноса. Уголовное дело в отношении него требовали возбудить трое экс-полицейских Сергей Лебедев, Николай Атамашко и Алексей Хрулев, которые являются обвиняемыми по делу о пытках самого Мурского. В настоящее время обвиняемые заканчивают знакомиться с уголовным делом в отношении них, после этого оно направится в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.

Напомним, 19 марта 2015 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Нижнего Новгорода Леонид Мурский. Он рассказал, что поздно вечером 17 марта был задержан возле подъезда своего дома и доставлен в отдел полиции № 7, где сотрудники полиции начали выбивать у него признание в продаже наркотиков.

«В кабинете я сел на стул, после чего сразу получил от полицейского удар в лицо. При этом он грубо сказал: «такая тварь, как ты, должна сидеть на полу, еще не заслужил сидеть на стуле», – вспоминал Леонид.

По словам Мурского, в его избиении принимали участие несколько сотрудников полиции – били по телу, обещали вывезти на Гребной канал и там утопить.

«Я уже был весь в крови, воспринимал обещания вывезти меня на Гребной канал как прямую угрозу моей жизни, поэтому под диктовку полицейского написал явку с повинной. Также под диктовку они заставили меня написать подробности изготовления наркотических средств», – рассказал Мурский.

Впоследствии Леонид был осужден на четыре с половиной года по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ («Незаконные производство, сбыт психотропных веществ, совершенные группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам»).  

Из полиции Леонид был отпущен под подписку о невыезде, в тот же день обратился в травматологический пункт, где у него были зафиксированы: «Ушибы и ссадины лба, подозрение на перелом тел 6-7-го шейных позвонков без смещения».

Позднее по результатам судебно-медицинской экспертизы были сделаны следующие выводы: «У Мурского Л.Г. имелась закрытая черепно-мозговая травма: сотрясение головного мозга, кровоподтеки и ссадины лица, лобной области, кровоизлияние в мягкие ткани (гематома) затылочной области. Повреждения, входящие в комплекс закрытой черепно-мозговой травмы, носят характер тупой травмы, т.е. образовались от действия тупого предмета, механизмом возникновения которых является удар, сдавление, трение. Данную травму следует расценивать как причинившую легкий вред здоровью. Возможность образования повреждений у Мурского Л.Г. в срок и при обстоятельствах, указанных им в объяснении от 23.06.2015 года, не исключается».

Юристы Комитета против пыток обратились в интересах Леонида Мурского с сообщением о преступлении в Следственный комитет, а также в управление собственной безопасности МВД.

За время доследственной проверки следователи вынесли шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе Мурского на пытки.

Правозащитники последовательно обжаловали эти постановления, однако последнее «отказное» постановление было признано законным судами двух инстанций.

В связи с этим 5 апреля 2017 года юристы Комитета против пыток обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека в интересах Леонида Мурского. По мнению правозащитников, в отношении него были нарушены статьи Европейской конвенции, запрещающие применение пыток и гарантирующие эффективное расследование.

22 мая 2019 года в отношении неустановленных сотрудников полиции все-таки было возбуждено уголовное дело по факту совершения в отношении Леонида Мурского преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

22 октября 2019 года следователь следственного отдела по Канавинскому району Нижнего Новгорода СУ СК РФ по Нижегородской области Станислав Квитченко задержал бывшего заместителя начальника 6 отдела управления уголовного розыска ГУ МВД России по Нижегородской области Сергея Лебедева, бывшего начальника отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отдела уголовного розыска ОМВД России по городу Бор Николая Атамашко, бывшего начальника межрайонного отделения № 3 (дислокация г. Бор) 6 отдела управления уголовного розыска ГУ МВД России по Нижегородской области Алексея Хрулева по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

В настоящее время Сергей Лебедев, Николай Атамашко и Алексей Хрулев находятся под подпиской о невыезде.

25 мая 2020 года троим экс-полицейским было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Расследование этого уголовного дела уже дважды приостанавливалось из-за обстоятельств, связанных с пандемией коронавируса. В настоящее время следствие по делу возобновлено и после того, как все обвиняемые закончат с ним знакомиться, оно будет направлено в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.

Еще год назад экс-полицейские Сергей Лебедев, Николай Атамашко и Алексей Хрулев обратились в Следственный комитет с заявлением о том, что Леонид Мурский совершил в отношении них заведомо ложный донос.

В сентябре 2020 года экс-полицейским было в третий раз отказано в возбуждении уголовного дела. Сегодня следователь уведомил об этом юристов Комитета против пыток.

«Встречные заявления об оскорблении или применении к ним насилия – достаточно частое явление в делах по обвинению полицейских в пытках, но заявления о ложном доносе в своей практике мы встречаем редко, – говорит юрист Комитета против пыток Сергей Шунин. – Как отметил следователь в постановлении об отказе в возбуждении дела, доводы заявителей о ложном доносе Леонида Мурского следует считать их избранной позицией защиты с целью избежать грозящего им наказания».