fbpx «Телесные повреждения ему никто не наносил». В Башкирии не стали возбуждать дело о пытках | Комитет против пыток

«Телесные повреждения ему никто не наносил». В Башкирии не стали возбуждать дело о пытках

Событие | Пресс центр

21 января 2020

Следователь Следственного комитета Дмитрий Пергушов отказался возбуждать уголовное дело по жалобе жителя Стерлитамака Владислава Воробьева на сотрудников полиции, которые, по его словам, выбивали у него «явку с повинной» в поджоге автомобилей, а также угрожали изнасиловать резиновой дубинкой. Чтобы вынести такое решение, следователю хватило лишь показаний сотрудников полиции о том, что все их действия были законные.

Напомним, 16 декабря 2019 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Стерлитамака Республики Башкортостан Владислав Воробьев. Он рассказал, что вечером 25 ноября трое сотрудников полиции задержали его во дворе собственного дома и доставили в отдел МВД России по Стерлитамакскому району. Там, по словам Владислава, полицейские избивали его, угрожали изнасиловать резиновой дубинкой с целью получения признания в совершении поджогов нескольких автомобилей.

«Полицейские завели мои руки за спину и надели наручники, руками повалили меня на пол посреди кабинета. Я сидел на полу, один из сотрудников полиции достал автомобильный буксировочный трос и связал им мои ноги. После этого полицейские ударами ног заставили меня поджать ноги, и я оказался в так называемой позе «лотоса». Один из сотрудников обошел меня сзади и сел мне на спину. Он стал прижимать меня к ногам и отпускал, после чего повторял это опять. Я стал кричать, что мне очень больно и что я задыхаюсь. Это продолжалось не менее пятнадцати минут. Также сотрудники полиции нанесли мне удары руками по голове, один из полицейских пнул меня ногой в живот, – вспоминает Воробьев. – В какой-то момент один из сотрудников полиции приспустил мне штаны. Я почувствовал, что к моим ягодицам прислонили твердый предмет. Один из полицейских сказал мне, чтобы я признался во всем, а иначе я узнаю, что такое ПР-74. Я понял, что сотрудники полиции могут изнасиловать меня этим предметом, я сказал, что во всем признаюсь».

Как рассказал Вячеслав, полицейские стали задавать ему вопросы о поджогах автомобилей с вариантами ответов. Каждый раз, когда он отвечал неправильно, полицейские наносили ему удары руками по голове. В итоге полицейские напечатали его объяснение о том, что он совершил поджоги автомобилей по указанию своего родного брата. Владислав объяснение подписал. На ночь Воробьева оставили в отделе полиции, а утром следующего дня сотрудники полиции потребовали от него подписать «явку с повинной».

«Утром 26 ноября в кабинет, где я находился, вошли двое сотрудников полиции, они были из управления МВД России Стерлитамаку. Один из них нанес удар ногой по моей левой ноге, после чего он нанес мне серию ударов кулаками по телу. После этого полицейские отвели меня в кабинет напротив. Там в присутствии двух других сотрудников полицейские нанесли мне серию ударов кулаками по плечам, спине и по почкам, – говорит Владислав. – Через некоторое время сотрудники полиции вернулись. Они принесли бланки для «явки с повинной». Полицейские продиктовали мне текст. Опасаясь, что меня и дальше будут избивать, я все написал и подписал».

По словам Воробьева, после этого его отвели в соседнее здание на территории ОМВД России по Стерлитамаку, где он был допрошен следователем.

«В ходе допроса я дал те показания, которые были напечатаны сотрудниками полиции. Я отдал этот листок следователю, и он все перепечатал. После допроса меня отвели в тот кабинет, где меня держали ночью. В какой-то момент я остался вдвоем в кабинете с сотрудником полиции, который избивал меня утром перед допросом, – рассказывает Владислав. – Он сказал мне, что если еще раз меня встретит, то прострелит мне голову. В этот момент он достал из кобуры пистолет и направил его на меня. Я испугался и думал, что он меня застрелит, но через некоторое время полицейский убрал пистолет».

По словам Владислава, после этого сотрудники полиции отвезли его в квартиру, где он проживает, где в присутствии понятых был проведен обыск. В ходе обыска сотрудники полиции изъяли личные вещи Воробьева.  

После полицейские доставили Воробьева в Стерлитамакский городской суд, где ему была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста и запрета определенных действий. В суде Владислав сообщил, что после задержания он был избит полицейскими.

После судебного заседания сотрудники полиции отвезли Владислава в травмпункт городской клинической больницы Стерлитамака, где ему оказали помощь.

Согласно справке медицинского осмотра, Владиславу Воробьеву были причинены следующие телесные повреждения: «Тупая травма живота, ушибы, ссадины мягких тканей живота, ушибленные раны обеих кистей рук, демаркационная линия обоих лучезапястных суставов, растяжение капсульно-связного аппарата бедра с обеих сторон, растяжение связок левого голеностопного сустава».

16 декабря постановлением следователя, расследующего уголовное дело о поджогах автомобилей, в отношении Владислава Воробьева была отменена мера пресечения в виде домашнего ареста и запрета определенных действий по той причине, что Владиславу в установленном порядке не было предъявлено обвинение в совершении этого преступления.

18 декабря юристы Комитета против пыток обратились в интересах Владислава Воробьева в Следственный комитет с сообщением о преступлении.

Сегодня правозащитники получили копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе Владислава Воробьева — как оказалось, следователь Дмитрий Пергушов вынес его еще 31 декабря 2019 года.

В «отказном» постановлении следователь цитирует показания полицейских о том, что Воробьеву в отделе полиции «телесные повреждения никто не наносил», а получил он их в ходе задержания, когда оказывал сопротивление и пытался убежать. Также сотрудники полиции пояснили, что Воробьев сам «изъявил желание и попросился остаться в отделе (на ночь – прим. авт.) и дождаться следователя для осуществления допроса».

«Для установления всех обстоятельств произошедшего и отказа в возбуждении уголовного дела следователю Пергушову понадобились лишь объяснения сотрудников полиции, тогда как сам Воробьев даже не был опрошен, – говорит юрист Комитета против пыток Денис Исхаков, представляющий интересы Владислава Воробьева. – В ходе проверки жалобы следователь не сделал практические ничего: не опросил очевидцев, не истребовал медицинских документов, не назначил экспертиз, не провел осмотр служебных кабинетов отдела полиции. Такую проверку мы, конечно, не можем считать эффективной и, безусловно, будем обжаловать это решение следователя».