fbpx Спустя два года в Оренбургской области возбуждено дело об избиении мужчины полицейским | Комитет против пыток

Спустя два года в Оренбургской области возбуждено дело об избиении мужчины полицейским

Событие | Пресс центр

22 июля 2020
Игорь Тарасов

В Следственном комитете возбуждено уголовное дело по факту избиения жителя Новотроицка Игоря Тарасова полицейским в марте 2018 года. Несмотря на то, что пострадавший обратился в следственные органы сразу после инцидента, уголовное дело было возбуждено лишь спустя два года, только после передачи материала проверки по жалобе об избиении в отдел по расследованию особо важных дел и обращения в Европейский суд по правам человека.

6 апреля 2018 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Новотроицка Оренбургской области Игорь Тарасов. Он рассказал, что в первом часу ночи с 30 на 31 марта 2018 года к нему в тамбурную дверь стал стучаться незнакомый мужчина и требовал, чтобы ему открыли двери. После того как незнакомец отказался представляться, Игорь вернулся в свою квартиру, не открыв дверь. Мужчина, как показалось Тарасову, ушел.

Однако через какое-то время тот же мужчина вернулся, но в этот раз он представился сотрудником полиции и потребовал открыть дверь.

Тарасов приоткрыл металлическую дверь тамбура, после чего пришедший резко рванул ее на себя и начал избивать Игоря: «Он нанес мне удар кулаком в лицо, отчего я упал на спину и ударился позвоночником, также ударился головой. Я смог подняться, сказал ему: «Что ты творишь, уходи!». Крикнул супруге, чтобы вызывала полицию. В этот момент нападавший нанес мне еще несколько ударов руками в область головы. Полицейский не представлялся, не предъявлял удостоверения. Он был выше меня ростом и явно сильнее. Я находился в шоковом состоянии и пытался защищаться руками. Я сумел выбежать на лестничную площадку и несколько раз нажал кнопку звонка в секцию напротив, но никто не вышел. В это время полицейской звонил и докладывал какому-то Алексею обо мне: «Он вызывает наряд полиции».

Игорю удалось вернуться в свою квартиру, там уже не спали ни жена Тарасова Анастасия, ни двое его малолетних детей. Полицейский, по-прежнему отказываясь представляться, сообщил жене Игоря о том, что целью его визита было осуществление надзора за Тарасовым, как за лицом, ранее судимым и находящимся по решению суда под надзором правоохранительных органов. На это утверждение полицейского Игорь Тарасов, который ранее действительно был судим, возразил, что согласно решению суда на него наложено лишь одно ограничение – обязательная явка один раз в месяц в орган внутренних дел, а действия полицейского, разбудившего его семью в ночное время, незаконны, как незаконно и применение к нему физической силы.

Полицейский покинул подъезд. Игорь почувствовал себя плохо и вызвал скорую помощь, которая прибыла практически одновременно с нарядом полиции, вызванным женой Тарасова. Несмотря на то, что у Игоря Тарасова имелись гематомы и кровь на лице, медики не стали госпитализировать Игоря.

Вызванные сотрудники полиции оказались из того же подразделения, что и избивший его полицейский. Они уговаривали Тарасова не обращаться никуда с жалобами, пытались оправдать действия коллеги тем, что он выполнял свой долг, а именно осуществлял административный надзор.

Однако Игорь настоял, чтобы его отвезли в отдел полиции. Там он написал сообщение о преступлении, после этого полицейские повезли пострадавшего в медицинское учреждение, но не для фиксации полученных им повреждений, а для освидетельствования на наличие в крови алкоголя (алкоголя в крови Тарасова обнаружено не было).

2 апреля 2018 года Игорь прошел судебно-медицинское освидетельствование. Эксперт установил, что у Тарасова имелись телесные повреждения в виде: «Ушиба мягких тканей в теменной области слева, кровоподтеков на веках правого глаза, в правой скуловой области, на левой щеке, на подбородке справа, в лобной области слева, в средней трети правого предплечья, ссадин на ладонной поверхности правой кисти области возвышения I пальца, которые могли быть получены от действия твердых тупых предметов, возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в направлении».

Понимая, что жалоба на действия полицейского, направленная в отдел полиции, где тот работает, вряд ли возымеет действие, 2 апреля 2018 года Тарасов обратился с аналогичным сообщением о преступлении и в следственный отдел по Новотроицку СУ СК РФ по Оренбургской области.

2 мая 2018 следователь этого отдела Михаил Шнякин вынес первое незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Опрошенный в рамках доследственной проверки сотрудник полиции рассказал, что действительно прибыл к Тарасову в ночь с 30 на 31 марта 2018 года. По версии полицейского, в этом жилом районе был обнаружен труп, поэтому он решил навестить ранее судимого Тарасова, который якобы, открыв дверь, сразу же нанес ему удар ногой в живот, а затем у них завязалась борьба.

Однако ни в отношении Тарасова, ни в отношении сотрудника полиции уголовное дело не возбуждалось.

Всего за два года доследственной проверки было вынесено одиннадцать незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, большая часть из которых признавалась незаконными лишь после обращения правозащитников с жалобами к руководству следователей, в прокуратуру или в суд.

В марте 2019 года юристы Комитета против пыток обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой в интересах Игоря Тарасова.

В мае 2020 года, ввиду неэффективной работы по жалобе Тарасова на избиение полицейским, материал проверки был передан из Новотроицкого отдела в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Оренбургской области.

6 июля 2020 года следователь этого отдела Гайк Саакян возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Сегодня юристы Комитета против пыток получили копию этого постановления.

«Безусловно, мы удовлетворены тем, что уголовное дело, наконец, возбуждено. Очень жаль, что для этого понадобилось два года обжалований незаконных действий следователей из Новотроицка, обращения в Европейский суд, а также передачи материалов в первый отдел по расследованию особо важных дел. В ближайшее время мы вступим в уголовное дело в качестве представителей потерпевшего и будем добиваться от следователей проведения эффективного расследования», – говорит юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин.