fbpx СК в третий раз проверит заявление аспиранта МГУ о переломе пальца сотрудником полиции | Комитет против пыток

СК в третий раз проверит заявление аспиранта МГУ о переломе пальца сотрудником полиции

Событие | Пресс центр

16 августа 2017
На фото: Александр Ким

Следственный комитет возобновил проверку по заявлению аспиранта факультета почвоведения МГУ Александра Кима, который утверждает, что сержант полиции применил к нему физическую силу за отказ предъявлять паспорт, в результате чего сломал палец на левой руке. Следователь уже дважды выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Кима. И если первое отменили в самом следственном отделе, то второе отменяла уже прокуратура.Напомним, в марте этого года Александр Ким обратился за юридической помощью в Комитет по предотвращению пыток.

Как рассказал Александр, 21 февраля этого года на станции метро «Первомайская» его остановил сотрудник полиции и потребовал предъявить документы. В ответ Ким попросил сержанта представиться и также показать свои документы. Происходящее Александр начал фиксировать с помощью телефона.

Сержант представился Андреем Пышкиным, показал свои документы и повторил свое требование к Киму. На вопрос Александра, в связи с чем полицейский требует предъявить документы, тот ответил, что это ему необходимо в рамках операции «Мигрант. Жилой сектор». Не уловив логической связи между проведением этих мероприятий и проверкой именно его документов, Александр продолжил настаивать на предъявлении законных оснований. В ответ полицейский заявил, что у Кима неславянская внешность и это, по его мнению, является основанием предположить, что пребывание Кима на территории Российской Федерации незаконно. Посчитав действия Пышкина незаконными, более того, дискриминирующими по национальному признаку, Ким отказался предъявлять документы и направился на выход. Полицейский стал подниматься вместе с ним, придерживая Кима за правый рукав.

Как вспоминает Ким, перед турникетами Пышкин начал насильно тащить его в сторону комнаты полиции, расположенной неподалёку. Ким же намеревался выйти из метро. Он ухватился за переносную решетку-ограждение двумя руками, в то время как Пышкин тянул его за руки в свою сторону. Полицейский стал по одному отрывать пальцы Александра от решетки. Когда Пышкин с силой потянул Кима за большой палец левой руки, тот почувствовал резкую боль. Ким сказал Пышкину, что тот ломает ему пальцы, однако страж порядка проигнорировал слова и продолжил применять силу.

В этот момент к мужчинам подбежал сотрудник Московского метрополитена, который помог полицейскому завести Александру руки за спину и, удерживая в таком положении, довести до комнаты полиции.

– Передвигаться таким способом было для меня унизительно, так как я не совершил никаких противоправных действий. Заведя меня в комнату полиции, сотрудник метрополитена сразу ушел, а я вызвал скорую помощь», – рассказывает Александр Ким.

Прибывшие медики отказались госпитализировать Александра, сославшись на то, что у него нет перелома. Вместо оказания медицинской помощи, его в наручниках доставили в 6-ой отдел полиции на Московском метрополитене. Там его пригласил к себе в кабинет Сергей Заболов, который представился «ответственным по делу». Заболов расспросил Кима о причинах задержания, после чего сообщил, что действия его подчиненного Пышкина являются ошибочными, и принес Александру извинения.

Из отдела полиции Александр в сопровождении двух полицейских доехал до травмпункта, где ему поставили диагноз: «закрытый неполный перелом основания основной фаланги I пальца левой кисти без смещения. Ссадина 3 пальца левой кисти».

16 марта следственный отдел по расследованию преступлений на метрополитене, особо режимных объектах и в экологической сфере начал проверку по этому факту. Уже дважды, 15 апреля и 4 мая, следователь выносил отказы в возбуждении уголовного дела, и оба раза они отменялись. Последний «отказной» был отменен прокуратурой Московского метрополитена 24 июля, однако в производство следователя материал для новой проверки вернулся только сейчас.

«На данный момент мы не можем сказать ничего положительного о работе, проделанной следствием, – говорит юрист Комитета по предотвращению пыток Анастасия Гарина. – Ещё в начале мая, когда было отменено первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, следователю указали на необходимость приобщения административных материалов и проведения дополнительной судмедэкспертизы. Спустя два с половиной месяца очередной отказ в возбуждении уголовного дела был отменён ровно по тем же основаниям. Мы крайне недовольны такой пассивностью следственного комитета и надеемся, что в результате дополнительной проверки следствие устранит допущенные пробелы».