fbpx Сестра нижегородца, убитого в медицинском вытрезвителе, выиграла жалобу в Европейском суде | Комитет против пыток

Сестра нижегородца, убитого в медицинском вытрезвителе, выиграла жалобу в Европейском суде

Событие | Пресс центр

26 марта 2019
Александр Аношин

Сегодня, 26 марта 2019 года, Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе нижегородки Елены Аношиной, чей брат Александр был убит милиционером в медицинском вытрезвителе в 2002 году. Страсбургские судьи установили, что Российская Федерация нарушила право Аношина на жизнь, а расследование его убийства было проведено неэффективно. В связи с этим ЕСПЧ присудил Елене Аношиной 36 600 евро.

Напомним, 13 февраля 2004 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась Елена Аношина, которая сообщила, что 25 июля 2002 года ее брат Александр был доставлен в медицинский вытрезвитель Советского района Нижнего Новгорода, в котором скончался в этот же день в результате асфиксии.

Со слов работников медицинского вытрезвителя, Аношин повесился, использовав в качестве удавки постельное белье. Однако экспертиза, назначенная по факту смерти, показала, что, кроме специфических телесных повреждений, которые возникают при повешении, у Александра обнаружился целый комплекс травм. Вывод экспертов был однозначен – Аношин не мог их нанести сам себе. Основываясь на результатах экспертизы, 3 августа 2002 года прокуратура возбудила уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть»).

Однако расследование этого уголовного дело шло ни шатко, ни валко: в нем так и не появились подозреваемые, дело приостанавливалось 13 раз. Эти решения о приостановлении отменялись органами прокуратуры и судами только после подачи жалоб юристами Комитета против пыток. Сдвинуть дело с мертвой точки удалось лишь после того, как в 2005 году правозащитники отправили жалобу в Европейский суд по правам человека в интересах Елены Аношиной.

После этого следствие приобрело иной оборот: тут же нашлись подозреваемые, которые были взяты под стражу и начали давать показания. В августе 2006 года уголовное дело по обвинению сотрудников милиции Алексея Маслова, Евгения Агеева, Андрея Антонова было передано в Советский районный суд Нижнего Новгорода.

В итоге, 1 августа 2008 года суд признал Алексея Маслова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ («Умышленное причинение смерти») и ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), и приговорил к наказанию в виде лишения свободы сроком 14 лет с отбыванием в колонии строгого режима.

В отношении Евгения Агеева и Андрея Антонова, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ («Халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть»), уголовное преследование было прекращено в связи с истечением сроков давности.

В 2009 году четверым детям Александра Аношина, а также его сестре и вдове были присуждены компенсации морального вреда, причиненного преступлением экс-милиционера, в размере 150 000 рублей каждому.

В 2016 году нижегородские суды присудили четырем детям и вдове погибшего по 100 000 рублей каждому в качестве компенсации морального вреда, причиненного им неэффективным расследованием смерти Александра Аношина.

Сегодня Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Елены Аношиной.

Страсбургские судьи единогласно установили, что Россия нарушила статью 2 Европейской конвенции в части нарушения права на жизнь, а также в части обязательства провести эффективное расследование по факту убийства Аношина. В итоге, ЕСПЧ присудил заявительнице 36 600 евро.

«Это очень старое наше дело, Александр Аношин был убит семнадцать лет назад, а сама жалоба в Европейском суде по правам человека ждала итогов рассмотрения четырнадцать лет, – говорит руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Ольга Садовская. – Все это время ни мы, ни наши заявители не переставали добиваться справедливости на национальном уровне и в этом деле у государства были все шансы избежать сегодняшнего решения Европейского суда. Более того, некоторые шаги в этом направлении были предприняты, однако расследование было слишком долгим, часть виновных ушло от ответственности, а компенсация была ничтожной. Поэтому у нас не было основания отозвать жалобу из ЕСПЧ».