fbpx Рассмотрение уголовного дела по существу в отношении шестерых нижегородских полицейских начнется 21 ноября | Комитет против пыток

Рассмотрение уголовного дела по существу в отношении шестерых нижегородских полицейских начнется 21 ноября

Событие | Пресс центр

20 ноября 2014
на фото: Низами Гасанов и Эльшан Заманов

21 ноября 2014 года в 9.00 в Автозаводском районном суде Нижнего Новгорода начнется рассмотрение по существу уголовного дела в отношении шестерых сотрудников уголовного розыска отдела полиции Автозаводского района, обвиняющихся по нескольким эпизодам превышения должностных полномочий и эпизоду незаконного проникновения в жилище, которые произошли в 2012 году. Суд уже провел предварительные слушания, ожидается, что в пятницу прокурор зачитает обвинение подсудимым, после чего будет определен порядок исследования доказательств.Напомним, 27 марта 2012 года в нижегородское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились Низами Гасанов и Эльшан Заманов – они утверждали, что к ним незаконно применили насилие полицейские ОП № 1 УВД по городу Нижнему Новгороду.

Более двух с половиной лет понадобилось следователям Следственного комитета, чтобы довести это дело до суда.

«Столь долгое официальное расследование объясняется рядом трудностей, с которыми пришлось столкнуться следователям, – подчеркивает юрист МРОО «Комитет против пыток» Алексей Матасов, представляющий интересы потерпевших. – Это и целая группа обвиняемых, фигурирующих в разных эпизодах, и большое количество очевидцев произошедшего, и атакующие действия областного Главка МВД, которые повлекли за собой отстранение одного из следователей от работы по делу. Несмотря на это, следователи первого отдела СУ СК РФ по Нижегородской области завершили предварительное расследование, собрав внушительную доказательственную базу. Обвинительное заключение насчитывает более 1400 листов».

С самого начала следствия подсудимые предпринимали активные действия по своей защите и давлению на ход расследования, для чего были задействованы различные информационные и административные возможности.

Так обвиняемым удалось добиться отстранения от дела следователя Евгения Хрокало, который начинал расследование. Однако затем материалы были переданы в областное управление Следственного комитета, сформирована следственная группа из трех следователей. Её руководителю Юрию Еланцеву удалось-таки устоять под натиском покровителей автозаводских полицейских, и дело было передано в суд.

В ходе заседания суда об избрании меры пресечения обвиняемым Еланцев рассказал о чинимых препятствиях в расследовании этого дела: «Как нам работать? Приходят целые начальники криминальной полиции и пишут личные поручения (в защиту своих подчиненных – прим. автора). Потерпевшие написали в наш адрес два заявления об избрании в отношении них мер госзащиты, потому что они опасаются за свою жизнь. Мы обратились в органы ГУВД, к нам приехал замначальника подразделения госзащиты. Он сказал: позиция Цыганова (Виктор Цыганов – бывший заместитель начальника ГУ МВД области, отстраненный от должности в августе 2013 года после побега заключенных в Нижегородской области – прим. автора) – «мы преступников не защищаем». У меня вопрос: а куда в России я должен еще обратиться за госзащитой? Нам государство говорит: «Уважаемый Следственный комитет, а почему граждан-то в милиции бьют? Разбирайтесь с этим!» Мы начинаем разбираться. Тут же появляется 23 генерала, которые говорят, что мы плохо работаем. За безопасность потерпевших по этому делу не поручится никто».

«Основной лейтмотив защиты полицейских как на стадии досудебного разбирательства, так и в ходе начавшегося судебного процесса вполне предсказуем – они, мол, пытались остановить банду этнических преступников, а те при поддержке следствия избежали ответственности, – рассказывает руководитель отдела расследований нижегородского отделения МРОО «Комитет против пыток» Дмитрий Утукин, представляющий интересы потерпевших. – На самом деле, странная аргументация обвиняемых в пытках и незаконном проникновении в жилище. У вас есть обоснованные подозрения кого бы то ни было в совершении преступления? Государством вам предоставлена масса законных возможностей для проведения оперативно-розыскных мероприятий и сбора доказательств. Проводите их. Однако, по всей видимости, гораздо проще признания выбивать пытками. Кстати, что касается дела об угонах автомобилей, по поводу которого «кололи» Заманова и Гасанова, к уголовной ответственности были привлечены совсем другие лица. Им вынесены приговоры, и они уже отбывают наказание».

Помимо применения пыток полицейским также предъявлено обвинение в незаконном проникновении в дом семьи Гасановых. В свою защиту правоохранители ссылаются на то, что «по просьбе Алимова (начальник уголовного розыска ОП № 1 УВД по Нижнему Новгороду, один из обвиняемых, – прим. автора) Гасанов написал разрешение на осмотр дома». Вновь аргументация выглядит, по меньшей мере, странной, ведь полицейские не могли не знать, что обыск проводится только по постановлению следователя, да ещё и с санкции суда. Ни того, ни другого у полицейских не было. В исключительных случаях, когда обыск не терпит отлагательств, его можно провести, имея лишь постановление следователя (впоследствии суд всё равно должен проверить законность такого следственного действия). Однако никаких допущений вроде «если гражданин согласен на проведение обыска, то можно ничего не оформлять» закон не содержит. И полицейские не могли об этом не знать.

«Особый акцент подсудимые делают на том, что из-за этого громкого дела была дезорганизована работа автозаводского отдела полиции. Стоит отметить, что применение пыток к задержанным является тяжким преступлением. Если в отделах полиции будут работать люди, чьи методы работы допускают насилие в отношении граждан, мы не можем быть уверены в том, что на скамьях подсудимых будут оказываться виновные в совершении преступления. Более того – реальные преступники будут разгуливать на свободе. От таких методов работы улучшаются только оперативные показатели, а реальная криминогенная обстановка лучше не становится», – уверен Дмитрий Утукин.