fbpx Открытое письмо Председателю Общественной палаты Оренбургской области | Комитет против пыток

Открытое письмо Председателю Общественной палаты Оренбургской области

Событие | Пресс центр

18 июня 2020

Открытое письмо Председателю Общественной палаты Оренбургской области Александре Ивановой

Уважаемая Александра Георгиевна!

Пишет Вам уроженец села Тоцкое Оренбургской области, окончивший оренбургский филиал МГЮА, правозащитник с девятилетним стажем Сергей Бабинец.

В апреле и мае мы с коллегами обратились к Вам за рекомендациями, так как хотим попасть в новый состав Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Несмотря на то, что об ОНК и правах заключенных в Докладе возглавляемой вами палаты за 2019 год нет ни слова, я уверен, Вы знаете что это такое.

Несколько дней назад, отвечая на вопросы журналистов радиостанции «Эхо Москвы в Оренбурге», Вы заявили, что не будете нас рекомендовать, аргументируя тем, что члены «Комитета против пыток» это «иностранные агенты», которые хотят устроить «заварушку».

Ни одного другого «компрометирующего обстоятельства» Вы привести не смогли. И это несмотря на то, что наши юристы всегда находятся под особым контролем со стороны правоохранительных органов Оренбургской области.

Во-первых, Комитет против пыток иностранным агентом никогда не был. Как бы не хотелось конспирологам, но заказы дяди Сэма или королевы Елизаветы II мы не выполняем, на службе в МИ-6, МОССАДе или ЦРУ тоже не состоим. Зато Председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин является членом Совета при Президенте России Владимире Путине и приезжал в Оренбург мониторить губернаторские выборы. Вы же помните, как в сентябре угощали нас в своем кабинете вкусными пирогами? Жаль, что Вы тогда нас про иностранное агентство не спросили. Мы с Каляпиным ответили бы на все волнующие Вас вопросы.

Во-вторых, про деньги «оттуда». В Комитете против пыток мы ни деревянных, ни зеленых не получаем. Работаем в российской коммерческой фирме, которая исправно платит налоги и не имеет претензий от проверяющих органов. В Комитете против пыток мы состоим как рядовые члены, как и любой другой гражданин, который, например, является членом общества любителей вязать крючком.

В-третьих, несколько слов про «заварушки».

Не понимаю, почему наше желание того, чтобы в исправительных учреждениях соблюдался закон, Вы называете «заварушкой»?

Заварушки, причем без кавычек, начинаются тогда, когда в колониях или на воле демонстративно и безнаказанно попирается закон и когда у граждан нет возможности защитить свои права именно по закону.

Поэтому не надо перекладывать с больной головы на здоровую, а то – одни пытают, другие эти безобразия не расследуют, но «заварушки», видите ли, мы устраиваем – те, кто пытается этому противостоять и рассказывать об этом обществу.

Но, если Вам так хочется, я тоже буду использовать этот термин.

Будучи членами ОНК, в период с 2014 по 2017 годы мои коллеги Тимур Рахматулин, Альбина Мударисова и Вячеслав Дюндин много раз устраивали «заварушки»:

– написали 85 жалоб на нарушения прав осужденных и нарушения прав членов ОНК;

– выиграли 10 судов в пользу членов ОНК и добились признания незаконными действий и бездействий сотрудников учреждений мест принудительного содержания, которые не пускали ОНК в колонии;

– добились осуждения бывшего начальника колонии-поселения № 11 Филюса Хусаинова, который использовал труд осужденных в своих личных целях, и который вместе со своим заместителем сел за совершение насильственных действий сексуального характера и за превышение должностных полномочий;

– добились осуждения экс-начальника СИЗО № 2 Евгения Шнайдера и начальника оперативного отдела этого учреждения Виталия Симоненко, которые избили троих заключенных, один из которых, Владимир Ткачук, впоследствии от полученных травм скончался.

По каждому из этих дел Следственный комитет длительное время отказывался проводить эффективное расследование, но мои коллеги устраивали в рамках закона всяческие «заварушки»: собирали доказательства, обжаловали незаконные решения, ходили на личные приемы и так далее. Только после этого нам удавалось добиться возбуждения уголовных дел и наказания виновных.

Уважаемая Александра Георгиевна!

Мы открыты для любых форм диалога (обсуждение за круглым столом, встреча тет-а-тет, можно просто посидеть чаю попить). Но в сложившейся ситуации, считаю, что самой уместной формой будет открытая дискуссия в форме дебатов. Мы поговорим о работе Комитета против пыток и соблюдении прав оренбуржцев, пострадавших от пыток. Право выбора площадки оставляю за Вами.

С уважением,
Руководитель оренбургского филиала
МРОО «Комитет против пыток»
Сергей Бабинец