fbpx Оренбургские милиционеры, пытавшие мужчину 10 лет назад, не будут наказаны | Комитет против пыток

Оренбургские милиционеры, пытавшие мужчину 10 лет назад, не будут наказаны

Событие | Пресс центр

19 мая 2020

Сегодня, 19 мая 2020 года, истек срок давности привлечения к уголовной ответственности сотрудников милиции, пытавших оренбуржца Владимира Прыткова в мае 2010 года. За десять лет следствие сделало все возможное для того, чтобы виновные ушли от ответственности: сначала они одиннадцать раз незаконно отказывали в возбуждении уголовного дела, потом девять раз незаконно его прекращали, также они умудрились утратить важнейшее доказательство – смывы крови, изъятые из кабинета оперативников, в котором пытали Прыткова. В феврале этого года Европейский суд установил, что Владимира пытали сотрудники милиции, а следователи не провели эффективного расследования этого.

Напомним, житель Оренбурга Владимир Прытков обратился за юридической помощью в Комитет против пыток 9 июля 2010 года. Как он рассказал правозащитникам, 19 мая 2010 года его задержали сотрудники оперативно-розыскной части № 2 уголовного розыска УВД по Оренбургской области прямо на его рабочем месте и доставили в отдел милиции. Там, по словам Прыткова, его избивали и издевались над ним около четырех часов, требуя дать показания, как он вместе с братом занимался угоном автомобилей, либо заплатить взятку за то, чтобы он в этом деле, в отличие от брата, был только свидетелем. Не добившись признательных показаний, опера были вынуждены отпустить мужчину.

После подобного «общения» с представителями власти Владимир сначала обратился в городскую больницу № 1, а после резкого ухудшения здоровья в экстренном порядке был помещён в городскую клиническую больницу имени Н.И. Пирогова. Там ему был поставлен диагноз: «Сочетанная черепно-мозговая травма. Контузия головного мозга средней тяжести. Субарахноидальное кровоизлияние. Ушибы мягких тканей головы. Ушиб грудной клетки, артериальная гипертония 1 и 2 степени. Астеноневротический синдром».

После выписки из стационара больницы имени Пирогова Владимир ещё в течение трех месяцев находился на амбулаторном лечении в её поликлинике.

28 июня 2010 года Прытков обратился в следственные органы по факту избиения в милиции, однако более года следователи не торопились с возбуждением уголовного дела. Лишь 16 ноября 2011 года оно было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст.286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Несмотря на многочисленные ходатайства о проведении следственных действий и жалобы на бездействие следственных органов, подаваемые правозащитниками в интересах Прыткова, дело неоднократно прекращали с мотивировкой «за отсутствием события преступления».

7 ноября 2014 года в результате очевидного нежелания следователей расследовать уголовное дело по факту пыток Владимира Прыткова в милиции правозащитники были вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека.

Несмотря на это, юристы Комитета против пыток продолжали работу по делу и на национальном уровне. В декабре 2017 года следователь Дмитрий Грязев, наконец, удовлетворил ходатайство правозащитников и провел очные ставки между потерпевшим и оперативными сотрудниками, которых Прытков обвинял в пытках.

В ходе этого следственного действия полицейские давали противоречивые и непоследовательные показания. Они так и не смогли пояснить, каким образом в их рабочем кабинете появилась кровь, которая, согласно экспертизе, может принадлежать Прыткову. Обнаруженная в кабинете оперативников кровь относится к редкой четвертой группе с отрицательным резус-фактором, как и кровь Прыткова.

Кроме того, полицейские так и не смогли ответить по существу на вопрос, в связи с чем они доставили Владимира Прыткова в отдел милиции и какие правовые основания у них для этого были, а также откуда у доставленного в полном здравии молодого человека после общения с ними появились многочисленные телесные повреждения.

Несмотря на это, следователь Дмитрий Грязев удовлетворился показаниями полицейских и вынес в январе 2018 года очередное постановление о прекращении уголовного дела, которое позднее было отменено. После этого следователь еще несколько раз выносил аналогичные решения, которые впоследствии признавались незаконными. Последнее постановление о прекращении уголовного дела от 11 марта 2019 года было обжаловано правозащитниками в судебном порядке, однако суды признали это решение законным.

Всего с мая 2010 года следователи вынесли одиннадцать незаконных постановлений об отказе в возбуждения уголовного дела и девять незаконных постановлений о прекращении уголовного дела. Также в ходе расследования следователи умудрились утратить смывы крови, изъятые из кабинета оперативников, в котором, по словам Прыткова, его пытали.

В связи с волокитой и неэффективностью расследования этого уголовного дела юристы Комитета против пыток подали в интересах Владимира Прыткова иск к Следственному комитету России о компенсации морального вреда.

11 апреля 2019 года судья Ленинского районного суда Оренбурга Александр Нуждин частично удовлетворил исковые требования, присудив Прыткову пятьдесят тысяч рублей из заявленных четырехсот тысяч.

Однако коллегия Оренбургского областного суда в июне 2019 года отменила решение суда первой инстанции, отказав в выплате Прыткову ранее присужденной компенсации, мотивировав это тем, что по его заявлению имеется неотмененное решение о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. Не согласившись с таким решением, правозащитники подали кассационную жалобу в интересах Прыткова, но судебная коллегия оставила ее без удовлетворения.

4 февраля этого года Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Владимира Прыткова. Страсбургские судьи установили, что в отношении заявителя Российская Федерация нарушила статьи Европейской конвенции, гарантирующие запрет пыток и жестокого обращения, а также право на эффективное расследование. В связи с этим пострадавшему была присуждена компенсация морального вреда 39 700 евро.

Сегодня истек срок давности привлечения к уголовной ответственности сотрудников милиции, пытавших Владимира Прыткова в мае 2010 года. Никакого наказания они уже не понесут.

«Европейский суд по правам человека уже признал работу следователей по этому делу неэффективной, мы намерены добиться этого и на национальном уровне, – говорит юрист Комитета против пыток Альбина Мударисова. – Кроме того, сейчас мы ждем ответ из Верховного суда России, куда подали ходатайство об отмене судебных решений, признавших законным прекращение уголовного дела, ввиду нового обстоятельства – решения Европейского суда. Как правило, такие ходатайства удовлетворяются, после чего возобновляется производство по ранее поданной жалобе».