fbpx Москвич, пострадавший при задержании сотрудниками Центра "Э", обратился в Европейский суд | Комитет против пыток

Москвич, пострадавший при задержании сотрудниками Центра "Э", обратился в Европейский суд

Событие | Пресс центр

28 марта 2019

Сегодня, 28 марта 2019 года, юристы Комитета против пыток обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой в интересах Павла Баронина, который обвиняет сотрудников Центра по противодействию экстремизму в том, что они избили его при задержании. За три года доследственной проверки жалобы Баронина работники Следственного комитета четырнадцать раз незаконно отказали в возбуждении уголовного дела, взяв за основу версию полицейских, что задержанный получил телесные повреждения, когда «катался по земле и ударялся о корни деревьев», а также в результате законного применения силы.

Напомним, в июле 2016 года к правозащитникам за юридической помощью обратился Павел Баронин. Он рассказал, что вечером 14 мая 2015 года гулял с друзьями в парке «Кузьминки». Там они столкнулись с гражданином Узбекистана, с которым у них возник конфликт. В итоге, Павел с друзьями побили этого гражданина и, отобрав у него 400 рублей, удалились вглубь парка. Примерно через полчаса Павел увидел, как в его сторону бегут около пятнадцати человек в гражданской одежде. Испугавшись, он попытался убежать, но упал. Затем, как вспоминает Павел, эти люди начали его избивать руками и ногами. Как впоследствии стало известно, мужчины оказались сотрудниками Главного управления по противодействию экстремизму МВД России.

«Мне было очень больно и страшно, я боялся, что меня убьют. Я чувствовал себя абсолютно подавленным. Поскольку я активно пытался закрыть голову руками, мне, в конце концов, заломили руки за спину и скрутили какой-то проволокой. Руки мне связали очень сильно, из-за чего они почти сразу начали опухать, и один из нападавших со смехом сказал, что „через час можно будет отрезать“. После этого меня просто оставили лежать на земле, которая была холодной. Когда я хоть чуть-чуть двигался, мне сразу же наносился удар», — рассказал Павел.

После встречи с полицейскими Павлу пришлось две недели лечиться в больнице. У него были зафиксированы множественные гематомы, ссадины лица, верхнего плечевого пояса, мягких тканей головы, сотрясение головного мозга, посттравматическая тугоухость левого уха.

Павел публично рассказал о том, что сотрудники полиции применили к нему физическое насилие, на суде через два дня после задержания, когда ему была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Позднее в Следственный комитет с сообщением о преступлении обратился и адвокат Павла. За время проведения доследственной проверки следователи вынесли четырнадцать постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись, как незаконные и необоснованные вышестоящим руководством Следственного комитета и прокуратурой. В настоящее время по жалобе Баронина проводится очередная проверка.

«Несмотря на то, что проверка длится более трех лет и у следователя было более чем достаточно времени для того, чтобы установить значимые для дела обстоятельства, он, однако, ограничился версией сотрудников полиции – дескать, Павел получил телесные повреждения при законном применении физической силы, а также когда „катался по земле и ударялся о корни деревьев“», – отмечает юрист Комитета против пыток Петр Хромов.

За время доследственной проверки следователи не оценили должным образом все телесные повреждения, зафиксированные у Баронина в медицинских документах, не установили и не опросили врачей бригады скорой медицинской помощи, оказывавших ему помощь. Из раза в раз следователи в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указывали, что насилие к Павлу Баронину было применено правомерно, при этом никак не оценивали необходимость и соразмерность примененной при задержании физической силы.

«При проведении проверки допущена масса нарушений, например, несвоевременность ряда действий, когда осмотр места происшествия проводился зимой и из-за сугробов не было даже видно пресловутых корней, – продолжает Петр Хромов. – Также следователи не учли показания других задержанных. Надеюсь, Европейский суд даст свою правовую оценку как обстоятельствам самого задержания, так и тому, насколько эффективной была проверка, проведенная российскими следственными органами по этому инциденту».