fbpx Московский заявитель Комитета против пыток пожаловался на избиение, которого не было | Комитет против пыток

Московский заявитель Комитета против пыток пожаловался на избиение, которого не было

Событие | Пресс центр

18 ноября 2020

В феврале этого года в Комитет против пыток обратился Сухроб Акрамов, который сообщил, что в январе был избит конвоирами в Басманном районном суде Москвы. Правозащитники провели общественное расследование и установили, что заявитель сообщил неправду, как минимум, в части своих показаний. Согласно видеозаписи, которую удалось получить, Акрамов сам бился головой о решетку, а не как он заявлял, что конвоиры дважды ударили его электрошокером, а после – неким тяжелым предметом по голове.

19 февраля 2020 года в московское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратился Сухроб Акрамов. Он сообщил, что был подсудимым по уголовному делу о хищении имущества, рассматриваемому Басманным районным судом. 30 января в зале суда во время оглашения приговора в знак протеста на отсутствие переводчика он начал кричать и стучать ногами по лавке. После чего, по словам Акрамова, был избит с применением электрошокера сотрудниками конвойного полка.

Как рассказал Акрамов, в зал суда забежали шесть сотрудников конвойного полка, и один из них выстрелил ему в живот из дистанционного электрошокера сквозь решетку клетки, в которой он находился, а другой сотрудник применил электрошокер-дубинку. Затем, по его словам, сотрудники открыли дверь в клетку и начали тащить его к выходу, он стал упираться, и тогда кто-то из сотрудников нанес ему удар тяжелым металлическим предметом по голове. Сухроб рассказал, что его отвели в конвойное помещение, где начали наносить беспорядочные удары по голове руками и ногами, а также применять электрошокер-дубинку, от чего он несколько раз терял сознание, а затем упал в глубокий обморок и ему была вызвана скорая помощь.

Медицинские работники прибывшей бригады скорой помощи, а позже сотрудники медсанчасти следственного изолятора, куда Акрамова привезли из суда, зафиксировали у него только травмы головы. В медицинских документах врачи указали: «В области лба справа и слева визуализируются гематомы округлой формы. Размерами около 1,5 см. Кожные покровы не повреждены», а также отметили сотрясение головного мозга; в СИЗО у Акрамова зафиксировали «ссадину скуловой области слева, ссадину скуловой области справа».

«Сказать, были ли у него на теле какие-либо еще повреждения, кроме травм головы, мы не можем, – комментирует юрист Комитета против пыток Георгий Иванов. – Опрошенные сокамерники, например, вспоминают, что видели на его теле не только ссадины на лице, но и электрометки (следы применения эклетрошокера). Однако медицинские документы подтверждают только телесные повреждения на голове».

6 марта юристы Комитета против пыток обратились в интересах Сухроба Акрамова с сообщением о преступлении в Следственный комитет.

8 июля следователь следственного отдела по Центральному административному округу главного следственного управления СК РФ Москвы Георгий Мозговой по результатам проведенной проверки вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием состава преступления в действиях сотрудников конвойного полка.

В ходе общественного расследования по заявлению Акрамова юристам Комитета против пыток удалось получить несколько видеозаписей из Басманного районного суда Москвы.

На одном из видео видно, как Акрамов стоит в клетке в зале судебного заседания, а конвоиры находятся на удалении от него. В какой-то момент Сухроб неожиданного начинает биться головой о прутья решетки и успевает нанести себе шесть ударов. После этого к нему подбегает сотрудник полиции, который пытается его удержать, взяв за предплечья. Следом в клетку заходит полицейский, который, задирая руки Акрамова наверх, нагибает его в сторону пола и отводит к выходу из клетки, где к полицейскому присоединятся еще один сотрудник. Акрамов сопротивляется и падает на живот, его поднимают и выводят из зала. Как видно, удары ему не наносятся, специальные средства (в том числе электрошоковое устройство) к нему не применяются.

«Видео из конвойного помещения отсутствует, и мы не можем утверждать, что там к Акрамову незаконно применялись физическое насилие. Теоретически такое возможно, например, конвоиры могли избить его в качестве наказания за устроенный беспорядок. Но возможно и то, что второго избиения не было, точно так же, как и избиения в зале суда. Ситуация, с которой мы столкнулись, нечастая в нашей практике, – говорит Георгий Иванов. – Однако подобные случаи еще раз убеждают нас в том, что никакие юридически значимые выводы не должны делаться только на показаниях одной из сторон. Позиция нашей организации состоит в том, что утверждать, имел какой-то факт место или нет, можно только после того, как были собраны все возможные доказательства, и только в случае, если этих доказательств оказалось достаточно. Если остаются хоть какие-то сомнения, мы резюмируем, что доказать или опровергнуть слова заявителя не удалось».