fbpx Минфин выплатит сто тысяч рублей экс-подозреваемому в двойном убийстве | Комитет против пыток

Минфин выплатит сто тысяч рублей экс-подозреваемому в двойном убийстве

Событие | Пресс центр

12 мая 2020
Рамин Шахмаров

Сегодня, 12 мая 2020 года, в Оренбургском областном суде было оставлено без изменения решение районного суда о присуждении Рамину Шахмарову ста тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда за необоснованное подозрение в убийстве оренбургского предпринимателя и его сына. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать это решение в части размера присужденной компенсации. Напомним, несмотря на то, что Рамин и еще двое экс-фигурантов этого дела пожаловались на то, что их пытали, выбивая нужные следствию показания, уголовное дело до сих пор не возбуждено.

1 июня 2018 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились жители города Абдулино Мушфиг Шыхалиев и Рамин Шахмаров. Мужчины сообщили, что 7 марта 2018 года их поодиночке задержали сотрудники полиции и без объяснения причин доставили в Оренбург в здание УМВД России по Оренбургской области, расположенное по адресу: улица Дубицкого, 2.

Рамин Шахмаров рассказал, что издеваться над ним стали еще в автомобиле, на котором его везли в Оренбург. Так, скованные за спиной в наручники руки Рамина разместили на спинке заднего сиденья — в таком положении он находился всю дорогу в течение более трех часов. По словам Рамина, его многократно оскорбляли по национальному признаку.

Как пояснил Шахмаров, в здании регионального управления МВД его почти сразу стали избивать, при этом предлагая сознаться в совершении преступления. О каком преступлении идет речь, он не знал. Также ему показывали наручники и спрашивали, узнает ли он их или нет.

— Через какое-то время полицейские сказали мне, что я убил мужчину и его малолетнего сына, и предложили мне добровольно сознаться в этом. Я ответил отказом, после чего избиение продолжилось, — вспоминает Шахмаров.

По словам Рамина, ему несколько раз закрывали целлофановым пакетом нос и рот, перекрывая доступ воздуха. В какой-то момент он потерял сознание и, когда очнулся, увидел вокруг себя пятерых сотрудников с испуганным видом.

— После того, как я пришел в себя, я сел на пол. Однако полицейские прижали меня к полу и стали упираться коленями в мою спину и шею, требуя сознаться в убийстве. В этот момент у меня пошла ртом кровь. Через некоторое время меня прекратили избивать. Хотя я так ничего и не подписал, — говорит Рамин.

Мушфига Шыхалиева также доставили в здание на Дубицкого. Там, по словам мужчины, его начали избивать, нанося удары по голове, спине, животу.

— Потом мне показали фотографии с трупами мужчины и ребенка и сказали, что мой знакомый и двоюродный брат дали показания, что это сделал я, — вспоминает Шыхалиев. — Я попытался объяснить, что у меня есть алиби, и я в тот день был в Башкирии, занимался закупкой мяса, что легко доказать по документам. Но мне ответили, что никто ничего проверять не будет и мне лучше во всем сознаться.

По словам Мушфига, один из правоохранителей несколько раз подолгу давил ему ногой на половые органы, требуя сознаться в совершении преступления. Позднее его били электрошокером по ногам.

— Когда я просил сводить меня в туалет, сотрудник, который до этого мне наступал на половые органы и нанес ногой удар в область головы, сказал, что если они меня и поведут в туалет, то только для того, чтобы окунуть головой в унитаз, — рассказывает Мушфиг Шыхалиев.

Вечером 8 марта обоих мужчин поместили в ИВС Оренбурга, а 10 марта суд отправил Рамина Шахмарова и Мушфига Шыхалиева, как подозреваемых в совершении двойного убийства, на два месяца под стражу в СИЗО № 1. Находясь в СИЗО, Мушфиг Шыхалиев написал явку с повинной. С его слов, написал он её после того, как один из сотрудников администрации намекнул ему, что его могут изнасиловать, если он будет упорствовать.

Однако 17 марта Шахмаров и Шыхалиев были освобождены из-под стражи ввиду доказательства их непричастности к совершенному преступлению — алиби, о котором они изначально заявляли, подтвердилось: во время убийства предпринимателя и его сына они были в Башкирии, занимаясь закупкой мяса.

6 июня правозащитники обратились в Следственный комитет в интересах Шахмарова и Шыхалиева с заявлением о применении к ним пыток. 29 июня было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий, однако уже 2 июля это решение было отменено прокуратурой.

С 3 июля проверкой жалоб на пытки занялись следователи Третьего следственного управления Главного следственного управления СК РФ с дислокацией в Нижнем Новгороде, которые впоследствии вынесли три незаконных постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В феврале 2020 года правозащитники смогли добиться того, чтобы проверка по этим жалобам на пытки была возобновлена, но уже в спецотделе Следственного комитета, в котором расследуются преступления правоохранителей.

Ранее, в июле 2019 года, правозащитники обратились в интересах Рамина Шахмарова в суд с иском о компенсации морального вреда, причиненного ему незаконным уголовным преследованием.

В обоснование иска правозащитники представили в суд, в частности, заключение психолога, который подтвердил наличие у Шахмарова признаков посттравматического стрессового расстройства, а также выписки из медицинских документов, подтверждающие ухудшение здоровья истца. Моральный вред, причиненный незаконным уголовным преследованием, Шахмаров оценил в один миллион рублей.

26 декабря 2019 года Ленинский районный суда Оренбурга постановил взыскать с Министерства финансов России в пользу Рамина Шахмарова сто тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Не согласившись с размером присужденной компенсации, юристы Комитета против пыток подали в суд жалобу с просьбой удовлетворить иск в полном объеме. Однако сегодня коллегия судей Оренбургского областного суда под председательством Елены Зудерман оставила решение суда первой инстанции в силе.

Отметим, что представители прокуратуры и Следственного комитета просили оставить решение суда первой инстанции в силе.

«Безусловно, мы будем обжаловать это решение суда в части размера присужденной компенсации, поскольку назвать ее справедливой и адекватной невозможно, – говорит юрист Комитета против пыток Альбина Мударисова. – Помимо этого, мы продолжим добиваться и возбуждения уголовного дела о пытках».

Напомним, в конце июля 2019 года в Комитет против пыток обратился и третий фигурант этого дела – экс-обвиняемый Мушфиг Гулиев. Он рассказал правозащитникам, что его под пытками заставили оговорить Шахмарова и Шыхалиева в убийстве оренбургского предпринимателя и его малолетнего сына.

Гулиева отпустили из-под стражи через два месяца после задержания — его алиби подтвердили многочисленные свидетели. Однако из СИЗО его перевели в специальное учреждение для временного содержания иностранных граждан, потому что, пока он находился под стражей, срок разрешения его временного проживания на территории России закончился. Оказавшись заложником сложившейся ситуации, он был вынужден еще десять месяцев ожидать принудительного выдворения из России.

По словам Мушфига, в это время он боялся обратиться к кому-либо за юридической помощью, так как опасался за свою жизнь. И только вернувшись в Азербайджан, он почувствовал себя в безопасности и решил обратиться в Комитет против пыток.