fbpx Кубанский полицейский, которого местные жители обвиняют в пытках, принял участие в проверке жалобы на себя | Комитет против пыток

Кубанский полицейский, которого местные жители обвиняют в пытках, принял участие в проверке жалобы на себя

Событие | Пресс центр

02 апреля 2020

Полицейский в Краснодарском крае, которого супружеская пара обвиняет в пытках, по поручению следователя Следственного комитета Виктора Мельниченко опросил свидетельницу в рамках проверки жалобы на себя, получив выгодные для себя сведения. Также следователь Мельниченко спустя полтора года сделал запрос в психиатрическую больницу об освидетельствовании пострадавшей на наличие телесных повреждений. В психиатрической больнице ему резонно ответили, что этим не занимаются. Юристы Комитета против пыток в третий раз добились возобновления проверки жалоб супругов на пытки и будут добиваться отстранения следователя Мельниченко от работы и его наказания.

Напомним, в июне 2019 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратились жители Курганинского района Краснодарского края – супруги Ольга Швецова и Валерий Малахов, которые сообщили, что сотрудники уголовного розыска Гулькевичского отдела полиции в апреле 2018 года избивали их, заставляя написать «явку с повинной» в убийстве бабушки, проживавшей по соседству с ними.

Со слов заявителей, 14 апреля 2018 года оперативные сотрудники забрали их из дома и доставили в Гулькевичский отдел полиции. Там, как рассказала Швецова, сотрудники полиции намеренно курили в кабинете, из-за чего она задыхалась, так как болеет астмой, били ее по голове толстой книгой, били руками по телу, выкручивали руки, скованные наручниками, а также угрожали, что у ее сына «найдут наркотики».

Валерий Малахов рассказал о своем пребывании в отделе полиции следующее: «Мне говорили, чтобы я написал чистосердечное признание, и что если я признаюсь, то получу шесть лет, а если не признаюсь – то пятнадцать. После того как я отказался, кто-то из сотрудников подошел ко мне со спины и начал поливать голову кипятком: лил на макушку, вода стекала на затылок. Мне было очень больно, а сотрудники приговаривали: "Мы с тебя сейчас скальп снимем, будешь у нас как фантомас"».

Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования: «Валерию Малахову причинены повреждения в виде термического ожога горячей жидкостью кожи затылочной области и шеи I и II степени 1% площади тела, кровоподтёк правого бедра, который образовался от ударных воздействий тупого твёрдого предмета».

На следующий день супругов отпустили.

Однако 19 апреля Ольгу Швецову вновь доставили в местный отдел полиции. Там, по ее словам, ее вновь избивали, пытаясь добиться «явки с повинной»: «Оперативный сотрудник схватил пустую большую бутыль из-под кулера и начал меня бить ею по голове, плечам, по спине. Было три-четыре удара, я стала закрываться, на что полицейский сказал мне, что, если буду уворачиваться, он наденет на меня наручники».

В отношении Ольги Швецовой дважды избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу: 21 апреля 2018 года и 2 июля 2019 года. В первом случае ей так и не было предъявлено обвинение, и через 10 суток она была отпущена на свободу. А 2 июля 2019 года она была задержана, ей было предъявлено обвинение в совершении убийства.

Впоследствии, 25 декабря 2019 года, она была признана виновной в совершении этого преступления и приговорена к семи годам лишения свободы.

Со слов Швецовой, 2 июля она была помещена в ИВС Курганинского района, куда к ней приходили оперуполномоченные уголовного розыска, фамилии которых она не знает. Они склоняли её к даче признательных показаний в совершении убийства. Угрожали, что в случае отказа привлекут к уголовной ответственности её сына.  6 июля в ночное время, не выдержав давления, она написала под диктовку сотрудника полиции «явку с повинной». 18 июля в присутствии своего адвоката Ольга сообщила следователю об оказанном давлении со стороны полицейских и отказалась от признательных показаний.

После случившегося Ольга и Валерий обратились с заявлениями в прокуратуру и УФСБ по краю, которые, в свою очередь, переадресовали эти заявления в Гулькевичский следственный отдел СУ СК РФ по Краснодарскому краю.

За время доследственной проверки следователи этого отдела трижды выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Все эти решения обжаловались юристами Комитета против пыток и впоследствии отменялись как незаконные.

В ходе обжалования последнего постановления об отказе в возбуждении уголовного дела правозащитникам удалось выяснить, что сотрудник полиции, которого супруги обвиняют в пытках, по поручению следователя Следственного комитета Виктора Мельниченко провел опрос свидетельницы, которая в апреле 2018 года находилась вместе с Ольгой Швецовой в камере ИВС, получив от нее выгодные для себя объяснения.

Так, по словам этой сокамерницы, Швецова якобы рассказала, что ее муж обжегся о выхлопную трубу «КАМАЗа», сама же она на пытки не жаловалась, телесных повреждений у нее не было.

Также в материалах проверки юристы Комитета против пыток обнаружили запрос следователя Мельниченко в психиатрическую больницу об освидетельствовании Ольги Швецовой на наличие телесных повреждений. На это он получил резонный ответ: «Ставим Вас в известность, что медицинское освидетельствование на наличие телесных повреждений, в том числе, шрамов, рубцов входит в компетенцию судебно-медицинских экспертов. Судебно-психиатрическая экспертиза подобными вопросами не занимается».

Сегодня правозащитники получили ответ из Следственного комитета о том, что последнее «отказное» постановление от 30 октября 2019 года отменено, по жалобе на пытки проводится дополнительная доследственная проверка.

«Изучив материалы проверки жалоб Швецовой и Малахова на пытки, еще в середине марта мы обратились к руководству краевого следственного управления с требованием отстранить следователя Виктора Мельниченко от работы по этим жалобам, привлечь его к дисциплинарной ответственности, а также поставить вопрос о соответствии занимаемой им должности», – говорит юрист Комитета против пыток Анна Коцарева. – Налицо вопиющее нарушение как требований уголовно-процессуального кодекса России, так и критериев эффективного расследования, выработанных практикой Европейского суда по правам человека, когда к работе по жалобам на пытки привлекается полицейский, которого в этих пытках и обвиняют».