fbpx Фельдшер колонии в Оренбургской области взята под госзащиту | Комитет против пыток

Фельдшер колонии в Оренбургской области взята под госзащиту

Событие | Пресс центр

29 октября 2019

Вчера, 28 октября 2019 года, в городском суде Новотроицка Оренбургской области продолжилось рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего заместителя начальника колонии № 3 Евгения Матыцина, обвиняемого в злоупотреблении должностными полномочиями. В ходе вчерашнего судебного заседания стало известно, что 22 октября суд постановил обеспечить свидетелю обвинения – фельдшеру этой колонии – государственную защиту.

Напомним, обвинение утверждает, что в результате преступных действий Евгения Матыцина, курировавшего вопросы безопасности и оперативной работы, были на длительное время укрыты от регистрации тяжкие преступления против личности, что повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов осужденных Т. и М., а также нарушение охраняемых законом интересов общества и государства. Осужденного Т. так называемые «блатные» пырнули заточкой, а осужденного М. довели до попытки самоубийства только за то, что они отказались платить «за спокойную жизнь». Потерпевшие уверены, что эти преступления не только прикрывал, но и инспирировал Матыцин.

Это дело во многом является результатом работы сотрудников Комитета против пыток. Тимур Рахматулин, Альбина Мударисова и Вячеслав Дюндин, которые с 2014 по 2017 год также являлись членами Общественной наблюдательной комиссии Оренбургской области, получили от осужденных из исправительной колонии № 3 многочисленные жалобы на избиения, вымогательства денежных средств, доведения до самоубийств посредством систематического истязания. Кроме того, юристы Комитета против пыток неоднократно фиксировали с помощью фотоаппаратов имевшиеся у осужденных телесные повреждения в виде гематом, ссадин, кровоизлияний. Все полученные материалы незамедлительно направлялись в Следственный комитет и в прокуратуру.

«В сентябре прошлого года Следственный комитет спустя два года после подачи первого заявления о преступлении все же возбудил уголовное дело по факту создания Евгением Матыциным на территории исправительного учреждения преступной группы из числа сотрудников ФСИН и осужденных, которые, согласно постановлению о возбуждении уголовного дела, подавляли психику осужденных, запугивали их, навязывали им правила и обычаи тюремной субкультуры, в том числе, путем избиений, – рассказывает юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин. – Вместе с тем, что мы имеем на сегодняшний день? Следствие прекратило уголовное преследование Евгения Матыцина в части превышения должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения, за которые ему бы грозило до десяти лет лишения свободы. Матыцина судят лишь за злоупотребление полномочиями, а именно за то, что он попытался скрыть факты совершения на территории исправительного учреждения тяжких преступлений. Мы обжаловали решение следователя о частичном прекращении уголовного преследования Евгения Матыцина, однако безуспешно, а потому следствие выделило материалы по факту причинения телесных повреждений в отдельные материалы проверок. Однако я допускаю, что суд воспользуется своим полномочием вернуть уголовное дело прокурору для устранения недостатков, в числе которых: отсутствие оценки следствием сведений о фальсификации и уничтожении медицинских документов обвиняемым Матыциным, а также ряд не устраненных следствием противоречий».

В ходе предыдущих судебных заседаний была допрошена фельдшер медсанчасти колонии № 3 Марина Воробьева. Именно в ее смену в 2018 году произошел инцидент с осужденным Т., когда его так называемые «блатные» пырнули заточкой. Она сообщила суду не только о событиях того дня, но и подтвердила, что подсудимый Матыцин давал указания не отражать в журнале травматизма истинную причину обращения осужденного за медицинской помощью, а вносить только те записи, которые он велел. Также свидетель сообщила, что если в журнал все же вносились записи о травмах осужденных, то журнал уничтожался сотрудниками администрации.  

Об одном из инцидентов, произошедшем в колонии, Воробьева рассказала так: «Я сидела в изоляторе, когда раздавали медикаменты и водворяли в изолятор людей. И у нас есть там свой медкабинет. Евгений Евгеньевич (прим.авт — подсудимый Евгений Матыцин) не знал, что я там. Привели осужденного при мне. Я женщина, что я могла сделать?  Его били сотрудники впятером. А потом Евгений Евгеньевич увидел меня и говорит: «О, а как ты тут оказалась? Оказывается, я не знал, что ты тут».

Также в судебном заседании свидетель Марина Воробьева заявила, что всерьез опасается за свою жизнь. В колонии в последнее время со стороны осужденных отрицательной направленности она стала слышать окрики: «Мы знаем, какие показания ты даешь на Матыцина!» и «Город маленький». Кроме того, она сообщила, что ей на телефон звонили бывшие коллеги и просили поговорить о Матыцине с бывшим начальником исправительной колонии № 3 Виктором Виряскиным (прим.авт. – в настоящее время Виряскин занимает должность и.о. заместителя директора Департамента пожарной безопасности и гражданской защиты Оренбургской области).

Марина Воробьева так комментирует сложившуюся ситуацию: «Вы знаете, город маленький. Я опасаюсь за свою жизнь. Я до сих пор опасаюсь. Когда мне стали звонить..., что на них выходил Виряскин и требовал, чтобы я дала какие-то другие показания в отношении Матыцина, я вообще пошла к сотрудникам полиции и сказала об этом. Мне сказали, что предоставят защиту, если продолжатся вот эти вот звонки. Это было все август-сентябрь».

В ходе вчерашнего судебного заседания стало известно, что 22 октября суд постановил обеспечить Марине Воробьевой государственную защиту. Также суд обратился к прокурору Новотроицка с просьбой провести проверку сведений Воробьевой: о поступавших ей угрозах и избиении осужденного сотрудниками исправительного учреждения.

Вчера государственный обвинитель ходатайствовал перед судом о об изменении подсудимому меры пресечения и замене запрета определенных действий на заключение под стражу. Суд в удовлетворении ходатайства отказал, так как не установил каких-либо объективных данных, свидетельствующих о нарушении Матыциным избранной в отношении него меры пресечения.

«Полагаю, что, предоставив свидетелю Воробьевой государственную защиту, суд принял верное решение, – комментирует правозащитник Вячеслав Дюндин. – Из показаний Марины Воробьевой следует, что она, как никто другой, знает, на что способны люди, которые под руководством Матыцина шли на нарушение законов».