fbpx Европейский суд признал избиение отца полицейским на глазах у дочери нарушением Европейской конвенции | Комитет против пыток

Европейский суд признал избиение отца полицейским на глазах у дочери нарушением Европейской конвенции

Событие | Пресс центр

12 ноября 2019

Сегодня, 12 ноября 2019 года, Европейский суд по правам человека вынес решение в интересах жительницы Краснодарского края – в 2008 году на ее глазах полицейский при задержании жестоко избил ее отца, в связи с чем она долгое время испытывала серьезные психологические проблемы. Страсбургские судьи признали, что в отношении заявительницы была нарушена статья Европейской конвенции, гарантирующая запрет пыток и жестокого обращения, а также право на эффективное расследование. В связи с этим ей присуждена компенсация морального вреда в размере 25 000 евро.

31 мая 2008 года Марина (имя изменено – прим. авт.) вместе со своим отцом собиралась поехать домой после праздничного мероприятия в школе. Однако после того, как она села на заднее сидение автомобиля, к ее отцу подбежали несколько мужчин, один из которых свалил его с ног и начал избивать, нанося удары по всему телу. Впоследствии выяснилось, что это были сотрудники наркоконтроля и ФСБ, которые действовали в рамках оперативного мероприятия «проверочная закупка», организованного 21-ым отделом по городу Туапсе регионального управления федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков по Краснодарскому краю.

Марина увидела, как ее отца избивают, выскочила из машины, стала кричать, чтобы ее отца не били. В ответ на это кто-то из сотрудников крикнул ей: «Закрой рот и сядь в машину». Девочка испугалась и вернулась обратно в автомобиль. Какое-то время она находилась там одна, продолжая наблюдать за тем, как ее отца избивают. Затем она выскочила из автомобиля и без присмотра кого-либо из взрослых побежала по улице. Через некоторое время ее случайно обнаружил родственник на улице в состоянии шока и глубочайшего стресса.

3 июня 2008 года девочка была обследована неврологом, который диагностировал у нее неврологический синдром и неврозоподобный энурез в связи с психотравмирующей ситуацией, которую ей пришлось пережить. Позднее ей также были диагностированы посттравматическое стрессовое расстройство, нейрогенный гиперрефлекторный мочевой пузырь и пролапс митрального клапана. Она стала кричать по ночам, ей снились кошмары, она стала замкнутой и начала бояться людей, ей стало тяжело учиться и заниматься музыкой, хотя до этого она подавала большие надежды и была лучшей ученицей в классе. К настоящему времени ее психологическое здоровье так и не восстановилось в полном объеме.

10 июля 2008 года родственники Марины обратились в прокуратуру с жалобой на действия сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в задержании отца девочки. Через четыре дня следователь прокуратуры отказал в возбуждении уголовного дела, удовлетворившись показаниями правоохранителей, участвовавших в задержании, но проигнорировав показания девочки, ее родственников и данные медицинских документов.

Это постановление было инициативно отменено, однако после этого следователь еще трижды выносил «отказные» постановления. Последний отказ возбуждать уголовное дело был обжалован в суды, однако был признан законным и обоснованным.

14 апреля 2009 года, исчерпав все имеющиеся средства защиты, родственники Марины обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека. 11 сентября 2017 года жалоба была коммуницирована российским властям.

Примечательно, что задержание отца Марины было обжаловано в национальный суд и признано незаконным. Уголовное дело в отношении него было прекращено в декабре 2009 года в связи с тем, что доказательства были добыты незаконным путем – в том числе, в результате неправомерного задержания.

«Факт задержания отца нанес девочке непоправимый психологический вред, хотя его можно было избежать корректным планированием операции, имеющим целью не только задержание подозреваемого, но и защиту интересов ребенка и его психологической неприкосновенности, – говорит руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Ольга Садовская, представлявшая интересы заявительницы в Европейском суде. – В свое оправдание представители российских властей утверждали, что присутствие ребенка в момент задержания было непредсказуемо. Но это звучит крайне неубедительно в связи с тем, что отец был задержан после торжественного мероприятия в школе, где он был вместе с дочерью».

Сегодня Европейский суд по правам человека вынес постановление по жалобе в интересах заявительницы.

Страсбургские судьи постановили, что имело место нарушение статьи 3 Европейской конвенции о правах человека в материальном и в процессуальном аспекте, поскольку власти не смогли предотвратить жестокое обращение, допущенное в отношении заявительницы, и не смогли провести эффективное расследование ее жалобы на жестокое обращение. Суд обязал Российскую Федерацию выплатить заявительнице 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

«Ранее Европейский суд установил в деле «Гуцанови против Болгарии», что возможное присутствие малолетних детей на месте задержания родителей является фактором, который следует учитывать при планировании и проведении спецопераций. В нашем деле интересы девятилетней девочки не принимались во внимание представителями российских правоохранительных структур ни на одном этапе планирования и проведения операции по задержанию ее отца. В связи с этим Европейский суд предсказуемо признал, что имело место отдельное нарушение статьи, гарантирующей запрет пыток и жестокого обращения, в части плохо спланированной операции, в результате которой пострадал ребенок», – подчеркнула Ольга Садовская.