fbpx Европейский суд коммуницировал жалобы двух бывших чеченских милиционеров на пытки | Комитет против пыток

Европейский суд коммуницировал жалобы двух бывших чеченских милиционеров на пытки

Событие | Пресс центр

02 июня 2020
Алихан Ахмедов и Асланбек Даурбеков

Европейский суд по правам человека задал вопросы российским властям по жалобам двух бывших милиционеров Алихана Ахмедова и Асланбека Даурбекова. Они в разное время обращались в Следственный комитет с заявлениями о том, что подвергались пыткам со стороны своих коллег по министерству внутренних дел Чечни, однако так и не смогли добиться эффективного расследования.

Напомним, Алихан Ахмедов обратился в Комитет против пыток в 2011 году. Он рассказал, что в 2007 году, будучи оперативником уголовного розыска, вместе с коллегой Имраном Арсамерзуевым занимался расследованием уголовного дела, в котором подозреваемым оказался Саид-Эмин Мазаев, дальний родственник командира ОМОН при МВД по Чеченской Республике Алихана Цакаева.

По словам Ахмедова, 19 ноября 2007 года он и Арсамерзуев были задержаны с применением насилия и огнестрельного оружия в одном из кафе в Грозном, а затем доставлены на базу чеченского ОМОН, где оба подверглись долгим и жестоким истязаниям.

В своем объяснении Ахмедов указывал: «Меня взяли под руки двое сотрудников ОМОН и потащили в сторону деревьев. Они связали веревкой за спиной руки и засунули в рот тряпку. Затем эту же веревку перекинули через ветку дерева и начали подтягивать веревку, чтобы я остался в подвешенном положении. После этого все сотрудники ОМОН начали меня избивать. Избивали посменно, удары наносили руками и ногами по телу и голове, сопровождая экзекуции грубой нецензурной бранью. Избиение продолжалось около трех часов. В течение всего времени я около трех-четырех раз терял сознание, меня обливали из ведра холодной водой, приводя в чувство. Во время избиения кто-то из сотрудников ОМОН два раза тушил о мою шею сигареты».

Впоследствии, 27 ноября 2008 года, Алихан Ахмедов и Имран Арсамерзуев, а также их коллега были осуждены за превышение должностных полномочий с применением незаконного насилия к Саид-Эмину Мазаеву. Алихану было назначено условное наказание в виде трех лет лишения свободы.

Еще 19 ноября 2007 года Ахмедов дал подробное объяснение сотруднику Управления собственной безопасности МВД по Чеченской Республике о пытках на базе ОМОН. Это объяснение было направлено в Следственный комитет при прокуратуре ЧР.

3 декабря 2007 года следователь Ленинского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР возбудил уголовное дело по факту применения неустановленными сотрудниками ОМОН при МВД ЧР физического насилия к Ахмедову и Арсамерзуеву. Через два месяца они были признаны потерпевшими по уголовному делу.

К настоящему времени по делу вынесено, как минимум, девятнадцать постановлений о приостановлении предварительного расследования ввиду невозможности установить подозреваемых. Однако следователи за все эти годы так и не провели самых необходимых следственных действий, например: проверку показаний потерпевших на месте, осмотр места происшествия, предъявление лиц для опознания.  

Учитывая, что на национальном уровне дело не двигалось с мертвой точки, 24 июня 2013 года юристы Комитета против пыток обратились в интересах Алихана Ахмедова в Европейский суд по правам человека.

Также в связи с волокитой при расследовании этого дела в 2014 году правозащитники обратились в суд в интересах Ахмедова с иском о компенсации ему морального вреда. Суд оценил этот вред, причиненный неэффективным расследованием, в пятнадцать тысяч рублей. Апелляционная инстанция оставила это решение в силе.

Сегодня Европейский суд по правам человека уведомил юристов Комитета против пыток о коммуникации жалобы в интересах Алихана Ахмедова.

Второй заявитель Комитета против пыток, по жалобе которого Европейский суд начал процесс коммуникации, – Асланбек Даурбеков.

Асланбек, который в 2010 году работал участковым уполномоченным милиции в селе Шаами-Юрт, рассказал, что 14 мая 2010 года его пытали в Ачхой-Мартановском РОВД сотрудники милиции.

В своем объяснении Даурбеков рассказал, что сначала его коллеги по МВД требовали от него признаться в изнасиловании женщины, а затем передумали и начали требовать признательных показаний в ограблении жительницы Грозного.

Как вспоминал Асланбек, он не соглашался оговорить себя, из-за чего сотрудники милиции избивали его весь день, не давали есть и пить, а на следующий день продолжили избиения и угрожали изнасилованием. После этого он согласился признаться в ограблении.

По словам Даурбекова, через несколько дней он отказался от признательных показаний, и его доставили из изолятора временного содержания обратно в Ачхой-Мартановский РОВД – там его пытали, подвешивая на перекладине, и требовали сознаться в новом преступлении: в разбойном нападении на две автозаправочные станции. Как сообщил Асланбек, в ходе одного из эпизодов пыток он попытался скрыться от своих мучителей, выпрыгнув в окно, но его быстро поймали и продолжили избивать.

27 января 2011 года Даурбеков был осужден на 11 лет и 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима за незаконное хранение оружия, разбой, похищение человека, убийство, превышение должностных полномочий с применением насилия.

Проверкой жалобы Асланбека на пытки в милиции занялись в Ачхой-Мартановском межрайонном следственном отделе СУ СК РФ по ЧР. Следствие дважды отказало в возбуждении уголовного дела. Последнее «отказное» постановление было вынесено спустя три месяца после жалобы на пытки. Впоследствии оно было признано законным судами на национальном уровне.

22 сентября 2011 года, не добившись эффективного расследования от следователей Следственного комитета, юристы Комитета против пыток обратились в интересах Асланбека Даурбекова с жалобой в Европейский суд по правам человека.

Сегодня ЕСПЧ также уведомил правозащитников, что коммуницировал эту жалобу.

По жалобам Ахмедова и Даурбекова страсбургские судьи задали Российской Федерации следующие вопросы:

– Подвергались ли заявители пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению,
– Может ли правительство предоставить убедительное объяснение причин травм заявителей,
– Проводили ли власти эффективное расследование по жалобам заявителей на жестокое обращение,
– Были ли предоставлены заявителям эффективные средства правовой защиты в ходе рассмотрения их жалоб на жестокое обращение.

По жалобе Даурбекова был задан еще один дополнительный вопрос:

– Было ли его задержание законным.

«Теперь у российских властей есть время до 19 ноября этого года, чтобы ответить на вопросы, заданные Европейским судом по правам человека, – говорит юрист Комитета против пыток Мария Задорожная. – К сожалению, наказать виновных в пытках уже не удастся в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности по такой категории дел. Остается надеяться лишь на то, что Европейский суд сможет дать правовую оценку всем обстоятельствам произошедших инцидентов и оценить эффективность проведенных расследований».