fbpx Европейский суд коммуницировал жалобу жителя Грозного на пытки 14-летней давности | Комитет против пыток

Европейский суд коммуницировал жалобу жителя Грозного на пытки 14-летней давности

Событие | Пресс центр

22 июля 2020

Европейский суд по правам человека задал вопросы российским властям по жалобе жителя Чеченской Республики Амура Ганаева. В 2006 году он обращался в прокуратуру с заявлением о том, что подвергался пыткам со стороны сотрудников правоохранительных органов, однако так и не смог добиться эффективного расследования.

В июне 2006 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась Зарета Ганаева. Она сообщила, что в январе 2006 года ее брата Амура Ганаева задержали милиционеры, доставили в оперативно-розыскное бюро-2 Северокавказского оперативного управления Главного управления МВД РФ по Южному федеральному округу, расположенное в Грозном (далее – ОРБ-2), где подвергли жестоким пыткам.

Позднее сам Ганаев рассказал подробнее о случившемся: 3 января 2006 года в Грозном его автомобиль был блокирован сотрудниками милиции, его задержали и доставили в ОРБ-2. По словам Амура, в течение десяти дней его пытками принуждали признаться в убийстве, причинении тяжкого вреда здоровью, а также в незаконном приобретении и хранении оружия.

В своем объяснении Амур сообщил: «Пытали шесть работников милиции разом, при этом на глаза навязывали повязку, которая иногда сползала и давала возможность видеть лица истязателей. Избивали руками и ногами, также били резиновой дубинкой, оглушали ударами ладоней рук по ушам, вследствие чего начиналось кровотечение из ушей. Затем спускали на первый этаж, где в специально оборудованной комнате стоял стул, к которому меня привязывали и пытали током. Пытали полевым телефонным аппаратом... После пыток током ставили к стене и били по почкам, печени и бедрам, когда я падал на пол, то добивали уже на полу».

Как рассказал Амур, не выдержав пыток он подписал требуемые от него показания и на тринадцатые сутки его перевели в СИЗО-1 Грозного. Однако, по словам Ганаева, уже спустя несколько дней его вновь доставили в ОРБ-2, где снова подвергли пыткам, при этом угрожали в случае отказа от ранее данных показаний задержанием и пытками его родственников.

При поступлении в СИЗО-1 у Амура Ганаева были зафиксированы следующие телесные повреждения: «На обоих бедрах с внутренней и наружной стороны обширные гематомы до коленного сустава; при пальпации отмечается крепитация 11-12 ребер справа по средней лопаточной и подмышечной линии, резкая болезненность при пальпации».

Позднее в заключении судебно-медицинской экспертизы, проведенной в рамках прокурорской проверки по жалобе Амура, было указано, что кроме гематом на бедрах у него имелись посттравматическая энцефалопатия и гематомы под правым глазом, которые квалифицируются как вред здоровью легкой тяжести.

25 января 2006 года Амур обратился в прокуратуру Чеченской Республики с жалобой на применение пыток, при этом указывая, что подвергался насилию, в том числе, в присутствии следователя прокуратуры Октябрьского района Грозного.

5 февраля 2006 года следователи прокуратуры отказали в возбуждении уголовного дела. Всего за четыре года следствие вынесло семь постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

26 декабря 2006 года Амур Ганаев был признан виновным в умышленном убийстве и причинении тяжкого вреда здоровью, за что был приговорен к 11 годам лишения свободы. Этот приговор удалось отменить как основанный «на доказательствах, исследованных в судебном заседании с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона».

Однако 25 апреля 2008 года Верховный суд Чеченской Республики вынес новый приговор по тем же статьям обвинения, согласно которому Амур Ганаев был приговорен уже к 6 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Учитывая, что на национальном уровне расследование заявления о пытках не двигалось с мертвой точки, 30 июня 2010 года юристы Комитета против пыток обратились в интересах Амура Ганаева в Европейский суд по правам человека.

20 июля 2020 года на сайте ЕСПЧ появилось уведомление о коммуникации этой жалобы. Страсбургские судьи задали Российской Федерации следующие вопросы:

– с учетом телесных повреждений, полученных заявителем во время содержания под стражей в полиции, был ли заявитель подвергнут пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 3 Конвенции,

– выполнили ли власти свое бремя доказывания, предоставив правдоподобное или удовлетворительное и убедительное объяснение того, как заявитель получил телесные повреждения,

– провели ли власти эффективное расследование в соответствии с процессуальным обязательством, предусмотренным статьей 3 Конвенции, учитывая отказы следственных органов возбуждать уголовное дело и расследовать сообщения заявителя о жестоком обращении со стороны государственных должностных лиц,

– имел ли заявитель в своем распоряжении эффективное внутренне средство правовой защиты в связи с его жалобой на жестокое обращение, как того требует статья 13 Конвенции.

«Европейский суд коммуницировал жалобу Ганаева в числе трех других жалоб на жестокое обращение в ОРБ-2 в период с 2003 по 2007 год. Все заявители утверждают, что их доставляли туда сотрудники милиции и пытали, требуя написать «явки с повинной», – говорит юрист отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Мария Задорожная. – Впоследствии все заявители отказывались от своих показаний, но все равно были осуждены, а по их жалобам на жестокое обращение так и не было проведено полноценного расследования. Несмотря на многочисленные жалобы на пытки в ОРБ-2, нам не известно ни об одном сотруднике этого подразделения, который был бы привлечен за это к уголовной ответственности».