fbpx ЕСПЧ подключился к делу о безвестном исчезновении жителя Чечни Мовсара Умарова | Комитет против пыток

ЕСПЧ подключился к делу о безвестном исчезновении жителя Чечни Мовсара Умарова

Событие | Пресс центр

16 сентября 2020

Вчера, 15 сентября 2020 года, юристы Комитета против пыток получили уведомление из Европейского суда по правам человека о том, что Суд рассматривает возможность применить «Правило 39» для обеспечения безопасности жителя Чечни Мовсара Умарова. Помимо прочего, ЕСПЧ запросил у российского правительства информацию о причинах, по которым Умаров попал под контроль правоохранительных органов Чеченской Республики.

4 сентября 2020 года родственники жителя Чеченской Республики Мовсара Умарова обратились в Комитет против пыток с просьбой помочь установить его местонахождение. Как они рассказали, Мовсар был задержан 18 июля сотрудниками правоохранительных органов и доставлен в Ленинский отдел полиции города Грозного (ранее о пытках в этом отделе полиции рассказал другой заявитель Комитета против пыток Тимур Дебишев – прим. авт.). На следующий день после задержания сотрудники Ленинского отдела полиции сообщили родственникам, что Умарова передали в ФГКУ УВО ВНГ по Чеченской Республике (в обиходе его называют «Нефтеполк» – прим. авт.). На вопрос о причинах задержания им ответили, что ничего плохого Мовсар не совершил и где-то через неделю они вызовут родственников по отцовской линии и муллу, проведут воспитательную беседу и отпустят. В течение всего времени пребывания Мовсара на территории «Нефтеполка» его жена и мать приносили ему еду, но видеться с ним им не давали вплоть до 7 августа.

Вечером 7 августа родственников Умарова попросили срочно прийти в «Нефтеполк». Когда они приехали, их провели на территорию и завели в кабинет без таблички. Там находился Мовсар и ещё около 7-10 сотрудников. Один из них назвался «Джабраилом». Позднее брат Мовсара Умарова, присутствовавший на той встрече, опознал этого человека благодаря фотографиям, размещенным в интернете, как Магомеда Байтуева, помощника главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Видимых телесных повреждений у Умарова не было. Со слов матери Мовсара, от него требовали, чтобы он дал показания, необходимые для поимки двух «шайтанов» из Ингушетии и Дагестана, в противном случае ему угрожали 15-20 годами тюремного заключения. После этой встречи Мовсара с родственниками ему разрешили иногда пользоваться телефоном для связи с ними. Он несколько раз созванивался с женой и 10 августа сообщил ей, что его должны отпустить. Последнее сообщение от него пришло вечером 11 августа: «Я на встрече». Больше Мовсар на связь ни с женой, ни с кем-либо из родственников не выходил.

18 августа родственников Умарова снова вызвали в «Нефтеполк». Там вновь присутствовал человек, представившийся «Джабраилом», который сообщил им, что Мовсар якобы сбежал от полицейских во время задержания подозреваемого на территории Ингушетии. Брат Мовсара спросил «Джабраила», почему они в таком случае не объявили его в розыск, если он сбежал, будучи под контролем правоохранительных органов. На это «Джабраил» развел руками и сказал, что ему это непонятно.

14 сентября юристы Комитета против пыток направили в Европейский суд по правам человека жалобу о нарушении прав Мовсара Умарова, предусмотренных статья 3 и 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Запрет пыток» и «Право на личную неприкосновенность». Правозащитники попросили Суд применить «Правило 39» и потребовать от Российской Федерации обеспечительных мер по установлению местонахождения Умарова, а также гарантии его освобождения и безопасности.  

Вчера ЕСПЧ задал российским властям вопросы о том, доставлялся ли Мовсар в Ленинский отдел полиции и «Нефтеполк» и на каких основаниях, где он находится сейчас, какие шаги предприняли российские правоохранительные органы для установления обстоятельств этого инцидента, подвергался ли Мовсар пыткам, имеется ли у него возможность видеться с родственниками и адвокатом. Для того чтобы ответить на поставленные вопросы у российского правительства есть время до 25 сентября.

«Мы надеемся, что у нас и у родственников Мовсара ещё есть шанс увидеть его живым, – говорит руководитель северокавказского филиала Комитета против пыток Дмитрий Пискунов. – Правоохранительные органы в курсе этой ситуации ещё с 26 августа, когда родственники обратились в региональную прокуратуру. Однако до сих пор следствие не предприняло каких-либо шагов по установлению его местонахождения, о которых нам было бы известно. Вмешательство Европейского суда, на наш взгляд, один из немногих ещё имеющихся у нас инструментов для обеспечения безопасности Умарова, если, конечно, он ещё жив».