fbpx 4 года лишения свободы запросил гособвинитель за пытки в подмосковном отделе полиции | Комитет против пыток

4 года лишения свободы запросил гособвинитель за пытки в подмосковном отделе полиции

Событие | Пресс центр

29 октября 2020
Подсудимый Спартак Севумян, фото: vk.com

Вчера, 28 октября 2020 года, государственный обвинитель попросил Красногорский городской суд Московской области признать бывшего оперуполномоченного отдела наркоконтроля Спартака Севумяна виновным в пытках Бориса Мартынова и приговорить его к четырем годам лишения свободы. Прения сторон завершены, 3 ноября подсудимый выступит с последним словом.

Напомним, Борис Мартынов обратился в Комитет против пыток в марте 2019 года с заявлением о том, что в ноябре 2018 года его избили сотрудники полиции, которые задержали его по подозрению в сбыте наркотиков. Борис рассказал, что днем 1 ноября 2018 года он со знакомыми употребил героин в лесополосе на окраине Красногорска. По его словам, после принятия наркотика на поляну, где они находились, спустились трое мужчин в состоянии алкогольного опьянения, которые, ничего не поясняя, начали избивать его и знакомых. Когда молодые люди уже лежали на земле, мужчины пояснили, что являются сотрудниками полиции. Борис Мартынов и трое его знакомых были доставлены в отдел по контролю за оборотом наркотиков Управления министерства внутренних дел России по городскому округу Красногорск.

«Завели в кабинет, посадили на стул. Мы еще в наручниках, сидим. В кабинете постоянно уходили-приходили сотрудники, был какой-то хаос. В какой-то момент кто-то из сотрудников полиции принес бутылку водки, они выпивали», – вспоминает Борис.

Поскольку Борис Мартынов плохо себя чувствовал после задержания, ему была вызвана бригада скорой медицинской помощи, которая прибыла в 19 часов. Осмотрев Мартынова, медики поставили предварительный диагноз «синдром вегетативной дистонии», каких-либо травм в медицинских документах не зафиксировано.  

«После ухода медиков избиение продолжилось. Оперативники били нас за то, что мы не говорили, кто приобрел героин. Один из них ходил по отделу с бутылкой пива, просто подходил к нам и бил кулаком в лицо. У меня из носа шла кровь. В какой-то момент в ночь с 1 на 2 ноября оперативники говорят: «Выкладывай всё из карманов». Я лезу в карман куртки, вытаскиваю свернутый полиэтиленовый пакетик. Я сразу понял, что мне подкинули наркотик. Я бросил его на стол со словами: «Вы что делаете? Вы же прекрасно знаете, что это не мое». Они все, там еще целая толпа была, начали на меня кричать: «Ну что?! Это твое?!». Я понимал, что меня будут продолжать бить, а боль была уже нестерпимой, сказал: «Ну, если вы так решили, значит, моё».  Когда я дал согласие, что «это моё», бить перестали. Даже водочки предложили выпить. Мы выпили по стакану, я заснул на стуле», – так, по словам Бориса, развивались события той ночи.

Утром 2 ноября Борису дали возможность позвонить матери и сообщить, где он находится. Примерно через час в отдел полиции приехала Наталья Мартынова, которая сначала даже не узнала сына: «На втором этаже здания УМВД из кабинета сотрудник полиции вывел моего сына. Борис с трудом стоял на ногах, согнувшись, держался за ребра. Его лицо было опухшим, и были видны гематомы, лицо было в крови. Кровь была свежая, и его одежда также была в крови. Он просил вызвать ему скорую помощь. Я смогла сфотографировать сына на камеру мобильного телефона».

В тот же день в 12.40 Мартынова доставили для осмотра в травматологическое отделение Красногорской городской больницы № 1, где у него были зафиксированы: «Перелом VI ребра слева. Ушиб мягких тканей лица. Кровоподтеки обеих орбит фиолетового цвета. Кровоизлияние в склеру левого глаза».

Согласно заключению эксперта, Борису были причинены телесные повреждения в виде «переломов 5, 6 ребер слева по средней подмышечной линии со смещением отломков, причинившие вред здоровью средней тяжести».

Наталья Мартынова обратилась в Управление собственной безопасности МВД России по Московской области с жалобой на действия полицейских.

В отношении самого Мартынова было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228.1 УК РФ («Незаконный сбыт наркотических средств»), которое 13 сентября 2019 года при рассмотрении Красногорским городским судом было возвращено на доследование в связи с противоречиями, выявленными в ходе судебного разбирательства. 28 февраля 2020 года уголовное преследование Мартынова было прекращено в связи с его непричастностью к совершению преступления.

24 июня 2019 года следователь следственного отдела по Красногорску ГСУ СК РФ по Московской области Екатерина Чуткова возбудила уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

13 ноября 2019 года по подозрению в совершении этого преступления был задержан бывший оперуполномоченный отдела по контролю за оборотом наркотиков УМВД по городу Красногорску Спартак Севумян. В тот же день он был привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу.

Уголовное преследование в отношении второго оперативника Сергея Селиверстова было прекращено в связи с его смертью.

Рассмотрение уголовного дела в отношении Спартака Севумяна началось 19 февраля 2020 года в Красногорском городском суде Московской области. В связи с тем, что потерпевший Борис Мартынов скоропостижно скончался, его права в процессе перешли его матери Наталье Мартыновой. В ходе судебного следствия подсудимый Спартак Севумян неоднократно менял показания, но в итоге признал вину в совершении преступления и инициативно выплатил в качестве компенсации потерпевшей стороне два миллиона рублей.

Вчера в ходе прений заместитель прокурора города Красногорска Сергей Чернышов счел вину подсудимого в инкриминируемом преступлении доказанной и просил суд приговорить Севумяна к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Юрист Комитета против пыток Петр Хромов, представляющий интересы Натальи Мартыновой, просил суд назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы, а также лишить Севумяна специального звания «старший лейтенант полиции» как лица, дискредитировавшего МВД России.

Защитник обвиняемого адвокат Рафаэл Агаджанян сообщил суду, что «в данном деле пыток нет, а есть только преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 286 УК РФ», поэтому просил суд назначить наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

После того, как суд 3 ноября заслушает последнее слово подсудимого, будет определена дата оглашения приговора.