Проверка обстоятельств смерти пациента в нижегородской больнице взята на контроль в региональном СУСКе

Событие | Пресс центр

19 декабря 2018

Восемь месяцев Следственный комитет проводит проверку по жалобе нижегородки Людмилы Быковой, которая считает, что медицинские работники областной психоневрологической больницы неправильно организовали лечение ее сына Василия, вследствие чего он скончался. По результатам проверки следователь Андрей Семин уже трижды незаконно отказывал в возбуждении уголовного дела, полагая, что вины врачей нет. С такими выводами не согласились в следственном управлении и обязали следователя провести новую проверку. Иное мнение и у специалиста Центра независимой экспертизы «Аспект», который по результатам исследования пришел к выводу, что врачи больницы оказали Василию Быкову медицинскую помощь ненадлежащего качества, что привело к наступлению смерти. Юристы Комитета против пыток намерены добиваться возбуждения уголовного дела.

5 июня 2018 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась Людмила Быкова. Она рассказала, что 13 апреля этого года ее сын Василий Быков, находясь на лечении в Нижегородской областной психоневрологической больнице № 1 имени Кащенко, скончался от аспирации рвотными массами (когда рвотные массы попадают в дыхательные пути и полностью их закрывают).

Василий регулярно наблюдался и проходил в этой больнице лечение с диагнозом шизофрения. 25 февраля его госпитализировали в очередной раз. 13 апреля Людмила приехала навестить сына, но врачи не пустили ее, сославшись на то, что в больнице карантин. В этот же день в телефонном разговоре Василий пожаловался матери на плохое самочувствие, что у него сильная головная боль. Людмила связалась с врачами и сообщила о жалобах сына. По словам Быковой, врачи ее заверили, что об этой проблеме знают.

На следующий день Людмиле позвонили из больницы и сообщили, что ее сын скончался накануне вечером, но о причине смерти ничего не сказали.

«Людмила Михайловна, выпейте лекарства! Василий у нас вчера умер, – вспоминает тот телефонный разговор Людмила. – У меня тогда началась истерика, прохожим пришлось мне помогать».

Людмила приехала в больницу, но ей не удалось узнать подробности смерти сына. Врачей на месте не оказалось, а младшему медицинскому персоналу о происшествии ничего известно не было. Когда Людмила захотела пообщаться с другими больными, проходящими лечение в одной палате с ее сыном, врачи ей сказали, что пациентов отпустили домой на выходные. 16 апреля родственники забрали тело Василия из морга, а на следующий день его похоронили. Никаких подробностей о смерти сына Людмиле узнать так и не удалось.

Людмила посчитала, что сын скончался по вине врачей, которые не оказали ему должную медицинскую помощь. 3 мая она обратилась в полицию с сообщением о преступлении. Из полиции оно было перенаправлено в следственный отдел по Приокскому району Нижнего Новгорода СУ СК РФ по Нижегородской области. Расследование было поручено старшему следователю Андрею Семину.

За время доследственной проверки следователь Семин трижды незаконно отказывал в возбуждении уголовного дела, последний раз – 24 октября.

Работу следователя критикует юрист Комитета против пыток Павел Осадчий, представляющий интересы Людмилы Быковой: «Считаю, что проверка по факту смерти ее сына проведена поверхностно: так, до сих пор следователь не опросил пациентов, которые находились с Василием в одной палате; не стал разбираться в том, какие побочные действия имеют лекарственные препараты, назначенные ему; провел осмотр палаты, где скончался Быков, спустя полтора месяца после самого происшествия».

Все это время ни врачи, ни следователь не рассказывали Людмиле подробностей случившегося. Юристам Комитета против пыток удалось восстановить картину произошедшего только после ознакомления с материалом проверки. Так, из объяснений врачей стало известно, что 13 апреля 2018 года Василий в течение всего дня пил много воды и его постоянно тошнило. К вечеру он стал проявлять признаки беспокойства и ему был введен препарат «Аминазин-100», после чего Василий ушел в свою палату. Примерно в 21:30 один из пациентов, который до сих пор не установлен и не опрошен следователем, стал звать врачей. Когда медицинские работники пришли в палату, то увидели, что Василий лежит на полу. Ему стали оказывать первую медицинскую помощь, но результата это не принесло. Примерно в 21:45 Василий скончался. В выписном эпикризе содержится еще немного информации о том, что произошло в тот вечер: «Внезапно сел на кровати, вздохнул и упал на пол».

По запросу юристов Комитета против пыток профессор кафедры психологии, доктор медицинских наук, специалист Центра независимой экспертизы «Аспект» Василий Белов провел исследование, по результатам которого установил существенные нарушения в лечении Василия Быкова. Так, врачи Нижегородской областной психоневрологической больницы № 1 имени Кащенко не предприняли все необходимые меры для уточнения диагноза пациента, ему не был обеспечен специальный режим лечения и специальный режим наблюдения, которые ему были необходимы из-за болезни, а лекарственные препараты, ввиду своих побочных действий, могли вызывать рвоту.

Специалист сделал следующий вывод: «Можно утверждать, что имеется прямая причинно-следственная связь между качеством оказания медицинской помощи и наступлением смерти Быкова В. В., а также имеется прямая причинно-следственная связь между отсутствием специального (особого) ухода, отсутствием специального (особого) режима лечения, отсутствием специального (особого) режима наблюдения и наступлением смерти Быкова В. В.».

9 ноября правозащитники обратились на личном приеме к руководителю отдела процессуального контроля СУ СК России по Нижегородской области Алексею Пересыпину с просьбой возобновить проверку по заявлению Людмилы Быковой.

Вчера юристы Комитета против пыток получили ответ о том, что последнее «отказное» постановление следователя Семина отменено, материал проверки возвращен ему для проведения дополнительных проверочных действий с учетом предоставленных правозащитниками доводов. Ход процессуальной проверки взят на контроль в следственном управлении.