fbpx «Знаешь, почему ты стал педиком?». Суд удовлетворил просьбу об УДО замначальника оренбургской колонии, снимавшего на камеру сексуальное насилие над заключенным, Медиазона | Комитет против пыток

«Знаешь, почему ты стал педиком?». Суд удовлетворил просьбу об УДО замначальника оренбургской колонии, снимавшего на камеру сексуальное насилие над заключенным, Медиазона

Событие | Пресс центр

18 декабря 2018
Фото: Владимир Кондратов / Интерпресс / ТАСС

В апреле 2017 года замначальника колонии №11 Оренбургской области Мурат Кумаров был приговорен к пяти с половиной годам общего режима: он снимал на камеру, как «активисты» по его приказу подвергают сексуальному насилию провинившегося заключенного. Спустя год Кумарову облегчили условия содержания. В начале декабря 2018 года суд удовлетворил его ходатайство об УДО.

В начале мая 2016 года Новотроицкий городской суд Оренбургской области приговорил к трем годам общего режима бывшего начальника колонии-поселения №11 Филюса Хусаинова. Дело Хусаинова удалось возбудить и довести до суда благодаря показаниям заключенного Сергея Никонорова, который рассказал журналистам, правозащитникам из «Комитета против пыток» и следователю о том, как Хусаинов угрозами заставлял его и других осужденных строить ему дачу.

В случае отказа начальник колонии создавал заключенному невыносимые условия — отправлял в ШИЗО, оказывал давление через сотрудничающих с администрацией осужденных-«активистов» и накладывал многочисленные взыскания, лишая возможности освободиться по УДО. «И такое — постоянно — взыскание, ШИЗО, выходишь, жалуешься, ШИЗО. То есть чаще всего так — сажают в изолятор, в грязную камеру, которую и убрать-то нечем. Заходит оперативник: "У тебя тут грязно". Еще пять суток. Потом еще десять. И сидишь, уже не знаешь, за что», — вспоминал Никоноров.

Уже через месяц после приговора областной СК возбудил новое уголовное дело — на этот раз о сексуальном насилии в колонии. В 2012 году заключенный Алексей Иванов (имя изменено), полагая, что работать на производстве ему не позволяет здоровье, стал жаловаться в СК и прокуратуру на принуждение к тяжелому труду. После очередного обращения «актив» сломал мужчине ребра, осколок кости задел сердце.

Вернувшись в колонию после госпитализации, Иванов решился бежать. 13 октября 2013 года он осуществил задуманное и успел пройти несколько десятков километров, прежде чем его схватили сотрудники ФСИН. Затем по приказу замначальника колонии по безопасности и оперативной работе Мурата Кумарова беглеца затащили в помещение штрафного изолятора. Там, считают в СК, осужденного бросили на пол, сорвали с него одежду и позвали троих заключенных, которые стали избивать Иванова.

По словам Иванова, когда он терял сознание, Кумаров выливал на него стакан воды. Начальник колонии Хусаинов наблюдал за происходящим. После избиения в помещение вошли еще более десяти сотрудников ФСИН, которые обступили Иванова, встав полукругом. Заключенного поставили на колени, завели руки за спину и силой нагнули голову, а Кумаров, включив служебный видеорегистратор, приказал одному из заключенных: «Дай ему сосать». Тот возразил, что боится: Иванов может укусить и травмировать его. Тогда Кумаров предложил просто провести половым членом по губам жертвы. Эту просьбу «активист» выполнил; в этот момент замначальника колонии приблизил камеру к лицу потерпевшего. «Знаешь, почему ты стал педиком? Потому что ты на нас жалобы писал», — объяснил позже заключенному майор Кумаров.

Вскоре после возбуждения дела по пункту «а» части 2 статьи 132 УК (насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц по предварительному сговору) и пункту «а» части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения) Кумарова заключили под стражу: по версии следствия он, находясь при исполнении должностных обязанностей и превысив полномочия, он «привлек осужденных, организовал и лично дал им незаконные указания о применении насильственных действий сексуального характера в отношении мужчины, отбывающего наказание в виде лишения свободы в колонии, с целью подавления его психики, запугивания и навязывания правил и обычаев тюремной субкультуры, с применением насилия».

Те же обвинения были предъявлены и бывшему начальнику колонии Хусаинову. Позже его также обвинили в злоупотреблении должностными полномочиями (часть 1 статьи 285), а Кумарова — в получении взятки (часть 3 статьи 290).

Хотя случай Иванова был не единственным — заявление о сексуальном насилии в колонии подавал в «Комитет против пыток» как минимум еще один заключенный — до суда дошел только этот эпизод. Приговор было оглашен 5 апреля 2017 года: Хусаинову с учетом предыдущего срока было назначено семь лет колонии общего режима, а его подчиненному — пять с половиной лет.

Кумарова, который с мая 2016 года содержался в СИЗО, в конце августа 2017 года перевели отбывать наказание в колонию общего режима №13 для бывших силовиков. В середине сентября 2018 года ему облегчили режим и отправили в колонию-поселение, а уже 7 декабря его ходатайство об УДО было удовлетворено.

Как следует из решения Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила, Кумаров не имел взысканий ни в СИЗО, ни в ИК-13, по прибытии в которую не был трудоустроен «в связи с отсутствием объемов работ» — вместо производства он не менее двух часов в неделю занимался благоустройством территории колонии. За время нахождения в этом учреждении бывший сотрудник ФСИН получил пять поощрений от администрации.

После перевода в колонию-поселение он также не совершил ни одного нарушения и получил еще одно поощрение. «На меры воспитательного воздействия реагировал правильно, воспитательные мероприятия посещал регулярно, распорядок дня соблюдал, имел опрятный внешний вид, аккуратную стрижку, соблюдал правила личной гигиены, соблюдал в чистоте и опрятности свое спальное место, прикроватную тумбочку, носил одежду установленного образца с нагрудным знаком, с другими осужденными, работниками колонии и иными лицами — был вежлив, бережно относился к имуществу колонии и другим видам имущества. <…> В психологических обследование участие принимал, отказов не было, по характеру был спокоен, не агрессивен, имел высокий уровень активности, с администрацией был вежлив и корректен», — перечислял судья заслуги Кумарова, вынося решение об УДО.

Против удовлетворения ходатайства об освобождении не выступил ни прокурор, ни администрация учреждения. Возражение поступило лишь от потерпевшего Иванова и его представителя Альбины Мударисовой, пояснившей, что Кумаров не признал вину, не раскаялся, не принес извинения потерпевшему и не возместил причиненный тому ущерб. Однако в своем решении суд указал на некое «заявление», поданное осужденным 18 сентября 2018 года, в котором тот «вину по приговору суда признал полностью и в содеянном раскаялся».

Ни потерпевший, ни его представитель заявления Кумарова не видели. «В своей практике впервые сталкиваюсь с признанием вины по заявлению. Это что-то новенькое в юриспруденции. Каким образом суд установил, что Кумаров в содеянном раскаялся, тоже не совсем понятно, тем более, что, как указано в судебном постановлении, сам Кумаров не изъявил желание участвовать в судебном заседании. Стоит отметить, что суд не учел и мнения потерпевшего, который в категоричной форме возражал против удовлетворения ходатайства насильника в погонах», — говорит Мударисова.

Решение об УДО для Кумарова пока не вступило в законную силу. Защита потерпевшего будет обжаловать его в Свердловском областном суде.

Никита Сологуб
Медиазона