Нижегородец, осужденный за заказное убийство, пожаловался в Европейский суд

Событие | Пресс центр

05 декабря 2018
Николай Шаров

Сегодня, 5 декабря 2018 года, юристы Комитета против пыток обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека в интересах нижегородца Николая Шарова: сначала признанного невиновным, а впоследствии все-таки осужденного за участие в заказном убийстве. Сам Николай обвиняет полицейских в пытках. По мнению правозащитников, в отношении Шарова российские власти нарушили статью Европейской конвенции, запрещающую пытки и жестокое обращение, а также гарантирующую эффективное расследование.  

14 июля 2011 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Нижнего Новгорода Николай Шаров. Он рассказал, что 1 июля 2011 года автомобиль, на котором он ехал с женой по Нижнему Новгороду, остановили сотрудники дорожно-патрульной службы. Инспектор попросил Шарова выйти из машины. В это время из припаркованного рядом микроавтобуса выбежали люди в масках и с автоматами. Они сбили Николая с ног и повалили на землю.

На следующий день сотрудники полиции повезли Николая в Саратов. Эту поездку он описывал следующим образом: «Во время пути меня периодически били в область груди, по лицу, по голове, а во время остановок полицейские выходили из машины и через открытую дверь били меня руками и ногами. Закрыться от ударов я не мог, так как был пристегнут наручниками к левой и правой потолочным ручкам автомобиля».

Свидетелями избиения были жена Шарова и его знакомый, которых полицейские везли в соседнем автомобиле. Позднее оба подтвердили показания избитого.

В Саратове Николая привезли в оперативно-розыскную часть УМВД по Саратовской области. Там, по словам Шарова, избиения и пытки стали еще более изощренными и жестокими: ему надели наручники, закрепив их за спиной, уложили на пол лицом вниз, сверху над ним поставили стул, на который сел полицейский. Затем на протяжении нескольких часов ему периодически наносили удары в область почек и ребер.

«Мне надели на голову полиэтиленовый пакет, потом завернули в ковер и человек семь били меня. Позднее пытали каким-то аппаратом, вырабатывающим электрический ток. Все это происходило в течение нескольких дней», – вспоминает Николай Шаров.

Как рассказал Николай, все это время полицейские требовали от него признания в организации покушении на депутата Саратовской городской думы Сергея Курихина (во время покушения депутат остался жив, но погиб его охранник).

9 июля 2011 года во время нахождения в изоляторе временного содержания (далее – ИВС) Шаров, не желая терпеть пытки, вскрыл себе вены на левой руке. Увидев это, в камеру ворвались сотрудники отряда милиции специального назначения (далее – ОМСН). Они, по словам Шарова, пытаясь пресечь попытку суицида, нанесли ему несколько ударов по голове, ребрам и пояснице: «Мою голову прижали коленом к полу. Потом я помню, что мне нанесли один удар коленом по голове, и я потерял сознание».

На следующий день состояние Шарова ухудшилось.

Николай вспоминает: «Помню, стоит врач, говорит сотрудникам: "Давление 80 на 70, опустится давление – и у вас труп, я пошел писать рапорт". Они стали звонить в скорую, та приехала. Меня приковали к носилкам. Очнулся я уже в реанимации, но живой».

В больнице врачи диагностировали у Николая многочисленные ушибы, ссадины, а также перелом двух ребер, осколки которых проткнули ему легкое.

В связи с этим, 1 августа 2011 года следователь Следственного комитета Александр Реченский возбудил уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников полиции по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Расследование шло больше трех с половиной лет, в деле сменилось шесть следователей.

5 декабря 2014 года следователь спецотдела по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, Дмитрий Аверьянов вынес постановление о прекращении уголовного дела.

Прекращая уголовное дело о пытках, господин Аверьянов пришел к следующему выводу: «Шаров, давая надуманные и голословные показания о применении к нему насилия, пытался тем самым дискредитировать сотрудников полиции и преследовал цель избежать уголовной ответственности».

Так следователь Аверьянов объяснил многочисленные телесные повреждения у Шарова: «Нельзя исключить, что эти повреждения могли случайно образоваться во время правомерных действий сотрудников полиции при задержании Шарова в Нижнем Новгороде, при ограничении свободы его передвижения в процессе доставления из Нижнего Новгорода в Саратов, при пресечении демонстративной суицидальной попытки в ИВС УМВД России по Саратову, а также при использовании наручников. В этом случае сотрудники полиции не превысили предоставленных им полномочий».

Также следователь выдвинул и третью версию появления у Шарова телесных повреждений – что они имелись у него еще до задержания. Но подтверждений этой версии следователь не представил, ограничился лишь ее упоминанием.

Юристы Комитета против пыток в течение четырех лет пытались обжаловать это постановление о прекращении уголовного дела, однако в итоге оно было оставлено в силе.

Не добившись восстановления прав Николая Шарова на национальном уровне, юристы Комитета против пыток обратились сегодня в его интересах с жалобой в Европейский суд по правам человека.

«Несмотря на то, что в этом случае практически сразу же было возбуждено уголовное дело по заявлению о пытках, следователь за три с половиной года так и не смог найти виновных. Вопреки множеству собранных доказательств, не была дана адекватная оценка версии заявителя и дело вообще было прекращено, – комментирует юрист Комитета против пыток Екатерина Ванслова. – Так, следователь, прекращая уголовное дело, озвучил целых три разных версии получения Шаровым травм, при этом ни один из предложенных вариантов, по сути, не основывается на каких-либо доказательствах».

Отметим, что 23 августа 2013 года Саратовский районный суд полностью оправдал Николая Шарова в инкриминируемом преступлении и освободил его в зале суда. Николай был реабилитирован и взыскал компенсацию морального вреда за незаконное уголовное преследование и двухлетнее пребывание в изоляторе в размере 300 000 рублей.

Однако Президиум Верховного суда России направил это уголовное дело на новое рассмотрение.

26 июня 2015 года Саратовский областной суд признал Николая Шарова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, п.п. «а, б, в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, е, ж, з» ч. 2 ст. 105, п.п. «е, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 222 УК РФ, ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ, и назначил ему наказание в виде 22 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.