Отец и сын, заявившие о пытках сотрудниками СОБР, обратились в Европейский суд

Событие | Пресс центр

15 ноября 2018
Мурад и Фируддин Рагимовы

Сегодня, 15 ноября 2018 года, юристы Комитета против пыток подали в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Мурада и Фируддина Рагимовых, которые утверждают, что были избиты в августе 2016 года сотрудниками столичного СОБР. По мнению правозащитников, помимо нарушения статьи Европейской конвенции, запрещающей пытки, в отношении Мурада были также нарушены статьи, гарантирующие свободу и личную неприкосновенность, а также справедливое судебное разбирательство.

Напомним, в сентябре 2016 года к правозащитникам за юридической помощью обратилась Гюнай Рагимова, которая рассказала о том, что 30 августа 2016 года сотрудники специального отряда быстрого реагирования МВД РФ (СОБР) избили ее 22-летнего брата Мурада и их 59-летнего отца Фируддина (впоследствии они тоже обратились в Комитет против пыток) прямо в их московской квартире.

Члены семьи Рагимовых рассказали, что рано утром в их квартиру ворвались не менее двадцати сотрудников СОБР в бронежилетах и масках, один из который сразу нанес Мураду удар кулаком в лицо. Впоследствии оказалось, что среди непрошеных гостей было несколько полицейских из центра по противодействию экстремизму.

Очевидцы рассказывают, что Мурада избивали более трех часов: надели на него наручники, били руками и ногами, применяли электрошокер, сломали обеденный стол и били его ножкой Мурада, разбили о его голову хрустальную конфетницу.

По словам родственников, на их глазах Мурада несколько раз душили пакетом, а когда он терял сознание, приводили в чувство электрошокерами. При этом сотрудники требовали от него признаться то в хранении оружия, то в хранении наркотиков, то в убийстве, а когда Мурад отвечал, что не имеет ко всему этому никакого отношения, возобновляли пытки.

Как утверждают очевидцы, все закончилось лишь тогда, когда один из полицейских прямо на их глазах подложил Мураду в карман брюк и в сумку наркотики, а когда тот, несмотря на пытки, все же отказался подписывать протокол такого обыска, СОБРовец воткнул ему в ступню нож.

Члены семьи Рагимовых также утверждают, что в соседней комнате в это время пытали отца Мурада Фируддина: били руками и электрошокерами.

В отличие от Мурада, Фируддину потом не предъявили никаких обвинений. Мураду же вменили хранение тех самых наркотиков, которые обнаружили у него в сумке и в кармане брюк.
18 января 2018 года Тушинский районный суд Москвы признал Мурада Рагимова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконное хранение наркотических средств в крупном размере»), и приговорил его к трем годам и шести месяцем лишения свободы в колонии общего режима.

Юристы Комитета против пыток уже третий год пытаются добиться от Следственного комитета добросовестного расследования сообщения Рагимовых о пытках и нарушениях, допущенных в ходе обыска. Следователи уже четырнадцать раз отказали в возбуждении уголовного дела и тринадцать из этих отказов впоследствии были признаны незаконными и отменены.

В связи с очевидным нежеланием следственных органов расследовать этот инцидент юристы Комитета против пыток обратились сегодня с жалобой в Европейский суд по правам человека в интересах Мурада и Фируддина Рагимовых.

«Мы считаем, что доказательств пыток Рагимовых уже набралось раза в три больше, чем необходимо для возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников СОБР, – говорит юрист Комитета против пыток Анастасия Гарина, представляющая интересы Рагимовых. – Есть показания родственников и соседей, есть несколько экспертиз, установивших у Мурада и Фируддина многочисленные телесные повреждения, есть экспертиза, подтвердившая применение к Фируддину электротока. Однако по каким-то причинам на национальном уровне ничего не происходит: уголовного дела нет, подозреваемых тоже».

«Помимо пыток, мы также пожаловались в Европейский суд на незаконное лишение свободы Мурада, который фактически был задержан утром 30 августа, а протокол задержания был составлен через сутки после этого, при этом все это время Мурад продолжал оставаться под контролем агентов властей без каких-либо законных оснований, – подчеркивает юрист отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Екатерина Ванслова. – Кроме того, уголовный процесс в отношении Мурада мы считаем несправедливым, в связи с чем утверждаем о нарушении статьи 6 Европейской конвенции. Суд, на наш взгляд, не обеспечил равного подхода к допросу свидетелей и оценке их личной заинтересованности, положив в основу приговора противоречивые показания сотрудников полиции, участвовавших в задержании Мурада, при этом суд никак не объяснил свою позицию относительно того, почему посчитал версию стороны защиты неубедительной».