В Оренбургской области будет вынесен приговор экс-начальнику СИЗО и его подчиненному

Событие | Пресс центр

14 марта 2018

Вчера, 13 марта 2018 года, в Советском районном суде Орска Оренбургской области с последним словом выступили бывший начальник местного СИЗО № 2 Евгений Шнайдер и бывший начальник оперативного отдела этого учреждения Виталий Симоненко. Они обвиняются в превышении должностных полномочий с применением насилия в отношении троих осужденных, один из которых, Владимир Ткачук, от полученных травм впоследствии скончался. Выслушав последнее слово подсудимых, суд назначил дату вынесения приговора — 21 марта 2018 года.

Напомним, в сентябре 2013 года в межрегиональную общественную организацию «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась мать осужденного Владимира Ткачука Надежда Чертовских. Она сообщила правозащитникам, что 5 сентября ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО № 2 города Орска Оренбургской области, куда Ткачук был прикомандирован для отбывания наказания из колонии-поселения № 11 в качестве хозяйственного работника.

Расследование по факту смерти Ткачука изначально велось вяло и безынициативно: об этом выразительно свидетельствует тот факт, что следователь следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии по жалобам правозащитников признавались незаконными и отменялись. Полгода следователь утверждала, что полученные многочисленные травмы у Ткачука — результат падения на него доски. Кстати, о том, что именно такой будет официальная версия и сотрудников СИЗО, рассказал Надежде Чертовских в ходе телефонного звонка неизвестный 5 сентября 2013 года.

Следователя, по всей вероятности, устраивала такая картина происшедшего: якобы у стены стояла доска шириной 30 и толщиной 5 сантиметров — такими досками осужденные стелили полы в помещении. Длину доски следователь почему-то не определила, обозначив её «примерно в 2–3 метра». Собственно, «доску-убийцу» следователь и не видела, а просто поверила сотрудникам СИЗО № 2 на слово. И вот эта доска, будто бы, возьми да и упади на голову Владимира Ткачука. Вот только судя по характеру и количеству повреждений, доска эта падала несколько раз…

Позднее заключением специалиста ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России было установлено, что «характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В.И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов тупым твёрдым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы».

— По версии сотрудников СИЗО, Ткачук получил травму на производстве второго сентября, потом его водворили в ШИЗО якобы за то, что он отказался встать по команде «подъем». Согласно показаниям свидетелей, Ткачук, находясь в ШИЗО, просил оказать ему медицинскую помощь, высказывал жалобы на головную боль и очень плохое самочувствие, а в течение последних суток перед смертью он уже был в бреду, не понимал, где он находится. Однако врачи прибыли к нему лишь в 00.45 5 сентября, когда тот уже был в коме. В 02.50 того же дня медики зафиксировали смерть осужденного, — рассказывает юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин, представляющий интересы матери погибшего.

Уголовное дело по этому факту было возбуждено лишь спустя полгода, но и даже после этого следователи ни на йоту не приблизились к установлению лиц, виновных в смерти Ткачука: дело шесть раз прекращалось, и каждый раз правозащитники обжаловали подобные постановления следователей.

Вместе с тем, 4 мая 2016 года правозащитники подали в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Надежды Чертовских. В декабре того же года эта жалоба была коммуницирована — российским властям были заданы вопросы об обстоятельствах смерти Ткачука, а также об эффективности проводимого расследования на национальном уровне.

7 июня 2017 года в рамках расследования уголовного дела по факту смерти Владимира Ткачука были задержаны двое высокопоставленных сотрудников орского СИЗО № 2: начальник учреждения Евгений Шнайдер и начальник оперативного отдела Виталий Симоненко.

Позднее Евгений Шнайдер признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») — он нанес несколько ударов в область рук и грудной клетки осужденному Владимиру Ткачуку.

Изначально Виталию Симоненко было предъявлено обвинение в совершении преступлений по двум статьям: превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия, и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Позднее следствие сочло, что у Симоненко не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Владимира, поэтому из обвинения была исключена часть 4 статьи 111 УК РФ.

Также в ходе предварительного следствия в уголовном деле появились еще двое потерпевших — по версии следователей, в тот же день, когда был избит Ткачук, Симоненко избил двух осужденных.

После утверждения прокуратурой обвинительного заключения уголовное дело было направлено в Советский районный суд Орска, и 10 ноября 2017 года состоялось предварительное судебное заседание.

В ходе прений государственный обвинитель Виталий Чатарев счел вину подсудимых в инкриминируемых преступлениях доказанной и попросил суд приговорить Евгения Шнайдера к 3 годам и 2 месяцам лишения свободы, Виталия Симоненко — к 5 годам.

Юрист Комитета против пыток Вячеслав Дюндин, представляющий интересы потерпевших, в своем выступлении согласился с доказанностью вины подсудимых и сделал акцент на правах человека и Конституции России. Он напомнил, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Подсудимые знали о содержании Конституции в этой части и о своей обязанности соблюдать права осуждённых. Но находясь на службе, они презирали эти ценности и действовали исходя из ложно понимаемой ими целесообразности.

Особое место Дюндин уделил роли подсудимых в сокрытии преступлений. Так, Евгений Шнайдер препятствовал вызову скорой медицинской помощи для умиравшего осужденного Владимира Ткачука, и он же попытался направить ход официального расследования по ложному пути, принуждая свидетелей из числа осужденных и сотрудников давать ложные показания.

В заключение правозащитник, учитывая позицию матери умершего осужденного Надежды Чертовских, просил суд назначить подсудимым наказание, связанное с лишением свободы, на срок, максимально возможный по предъявленному обвинению.

Вчера в последнем слове подсудимый Евгений Шнайдер, напомнив суду о признании им своей вины, просил назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы. Подсудимый Виталий Симоненко, как и раньше, настаивал на своей невиновности и обвинил Шнайдера во лжи и нечестности.

Суд ушел в совещательную комнату для составления приговора, который будет оглашен в 10.00 21 марта 2018 года.