Смерть в полицейском «уазике»: спустя год подозреваемых по-прежнему нет

Событие | Пресс центр

14 марта 2018
Иван Гелиев

Юристы Комитета против пыток добились отстранения следователя Евгения Лисянского от работы по делу о смерти жителя Анапы Ивана Гелиева в отсеке для задержанных полицейского «уазика». По мнению правозащитников, господин Лисянский крайне неэффективно расследовал это уголовное дело — спустя год после трагедии, в деле нет ни одного подозреваемого.

Напомним, 30 июня 2017 года к правозащитникам за юридической помощью обратилась жительница города Анапы Залина Гелиева. Она сообщила, что ее брат Иван умер в отсеке для задержанных полицейского автомобиля рано утром 18 марта прошлого года.

В ходе общественного расследования правозащитникам удалось выяснить некоторые обстоятельства произошедшего. Иван Гелиев около четырех часов пятнадцати минут 18 марта 2017 года прибыл на пересечение улиц Владимирской и Шевченко города Анапы по просьбе своего товарища, которого задержали сотрудники дорожно-патрульной службы за управление автомобилем в состоянии опьянения. Иван начал громко спорить с полицейскими, в ответ сотрудники ДПС применили к нему физическую силу и надели наручники. Через некоторое время на место прибыл наряд патрульно-постовой службы, сотрудники которой совместно с коллегами из ДПС загрузили сопротивлявшегося Гелиева в отсек для задержанных служебного автомобиля УАЗ и повезли в ОМВД России по городу Анапе.

Прибыв к отделению полиции, сотрудники ППС обнаружили, что Иван находится в бессознательном состоянии и не подает признаков жизни. Прибывшие на место медики, несмотря на проведенные реанимационные мероприятия, были вынуждены констатировать смерть задержанного.

В тот же день, 18 марта, Залина Гелиева обратилась с сообщением о преступлении в Следственный комитет, однако уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности») было возбуждено лишь 29 мая.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ивана Гелиева «наступила от закрытой тупой травмы шеи с очаговыми кровоизлияниями в область левого шейного сосудисто-нервного пучка (синокаротидного узла), сопровождалась первичным травматическим шоком и вызвала рефлекторную остановку сердца, что и явилось непосредственной причиной смерти… Закрытая тупая травма шеи могла образоваться от ударного травмирующего воздействия тупым твердым предметом непосредственно в область шеи слева, создала непосредственную угрозу для жизни и по данному признаку квалифицируется как причинение тяжкого вреда здоровью. Давность ее образования незадолго до наступления смерти, в пределах от нескольких минут до десятков минут. Данная травма шеи имеет прямую причинную связь с наступлением смерти».

С начала расследования этого уголовного дела юристам Комитета против пыток и потерпевшей Залине Гелиевой приходится фактически заставлять следователя Евгения Лисянского проводить необходимые следственные действия. Некоторые из них, производство которых должно было быть выполнено на ранних этапах следствия, были произведены спустя месяцы после начала расследования. Следователь Лисянский не допросил всех свидетелей по уголовному делу и крайне медленно собирал документы и материалы, необходимые для производства экспертиз.

О фактах волокиты направлялись обращения как непосредственному руководству следователя Лисянского, так и в следственное управление края и прокуратуру. После этих обращений, в начале прошлого месяца уголовное дело было изъято у следователя Лисянского и передано для проведения дальнейшей работы следователю Денису Ивлеву. Также к дисциплинарной ответственности за «ненадлежащее рассмотрения обращений потерпевшей Гелиевой» был привлечен заместитель руководителя следственного отдела по Анапе.

В настоящее время срок расследования продлен до 29 марта 2018 года.

«Мы надеемся, что следователю Денису Ивлеву хватит профессионализма, упорства и желания, чтобы установить, кто именно нанес смертельную травму Ивану Гелиеву, а проводимое им расследование будет вестись без неоправданных задержек. Также надеемся, что руководство следственного отдела по Анапе будет теперь адекватно реагировать на обращения потерпевшей и ее представителей», — комментирует юрист Комитета против пыток Роман Веретенников.