Общественное расследование

50 000 рублей за неэффективное расследование смерти мужчины в отделе полиции

10 сентября 2015

Сегодня, 10 сентября 2015 года, Нижегородский районный суд Нижнего Новгорода частично удовлетворил требования юриста Комитета по предотвращению пыток и присудил его доверителю Елене Шапошниковой 50 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, причиненного ей неэффективным расследованием смерти ее мужа в отделе полиции в 2011 году. Примечательно дело тем, что брат Елены Евгений Лысенко провел десять месяцев в СИЗО в качестве обвиняемого в убийстве свояка, однако дело в отношении него было прекращено, он был отпущен на свободу, и ему была выплачена компенсация в размере шестисот тысяч рублей.



(На фото: Евгений Шапошников)

27 октября 2011 года в нижегородское отделение МРОО «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась жительница поселка Ковернино Нижегородской области Елена Шапошникова.

Как рассказала правозащитникам Елена, все началось с бытового конфликта, произошедшего 5 октября 2011 года. Ее подвыпивший муж Евгений начал было скандалить, но его урезонил брат заявительницы Евгений Лысенко, дважды ударив свояка по лицу. Была вызвана полиция, и главу семейства забрали в отдел полиции Ковернинского района. Вроде бы ничем не примечательная история, каких бывает множество. Однако на следующий день, как рассказала Елена, к ней на работу приехал сотрудник полиции Тулупов и сообщил, что ее муж умер от сердечного приступа в камере. Осмотреть труп ей не дали.

7 октября Елена Шапошникова и Евгений Лысенко были допрошены следователями: узнав обстоятельства недавнего семейного конфликта, Лысенко сразу стал очень удобным главным подозреваемым в совершении убийства. В итоге Лысенко провел в СИЗО 10 месяцев, пока очередной судебно-медицинской экспертизой не было доказано, что причиной смерти не могли стать удары, нанесенные им во время семейной ссоры. Эксперт тогда установил, что Шапошникову было причинено минимум 14 травматических воздействий. Все повреждения носили характер тупых травм и могли образоваться от ударов кулаками, причем мужчине было нанесено не менее 6-ти травматических воздействий в область лица.

В итоге 2 ноября 2012 года суд вынес постановление о прекращении уголовного преследования Лысенко, отметив, что следствию необходимо проверить версию, выдвинутую защитой Лысенко, о том, что Шапошников мог скончаться от физических повреждений, полученных в полиции.

На проверке этой же версии настаивала и жена погибшего – годом ранее, 19 октября 2011 года, она обратилась в прокуратуру Ковернинского района с заявлением по факту смерти мужа. Позднее заявление было перенаправлено в Городецкий межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Нижегородской области. В данном обращении было указано на возможность причинения Шапошникову телесных повреждений в отделении полиции.

Однако за все это время уголовное дело по факту гибели мужчины в отделении полиции так и не было возбуждено, несмотря на все усилия юристов Комитета против пыток, которые четыре раза обжаловали незаконные постановления следователей Городецкого МСО об отказе в возбуждении уголовного дела.

Исходя из практики Европейского суда по правам человека, когда очередные «отказные» постановления следователей практически копируют предыдущие и работа по делу фактически не ведется, юристы Комитета против пыток в феврале этого года были вынуждены прибегнуть к «тяжелой артиллерии» – подаче жалобы в Страсбургский суд.

Также на национальном уровне правозащитники обратились в суд в интересах Елены Шапошниковой с иском о компенсации морального вреда. Сегодня Нижегородский районный суд Нижнего Новгорода частично удовлетворил эти требования, присудив пятьдесят тысяч рублей из заявленных трехсот тысяч в качестве компенсации морального вреда, причиненного в результате неэффективного расследования.

Юрист МРОО «Комитет по предотвращению пыток» Евгений Чиликов, представляющий интересы Елены Шапошниковой: «Представители Министерства финансов и Следственного комитета в ходе судебного заседания пытались оспорить, как саму возможность какой-либо компенсации, ибо, по их мнению, моральный вред не доказан, так и сам факт неэффективности расследования. Однако нам удалось убедить суд в том, что не является нормальной ситуация, когда проведение проверки по заявлению о преступлении длится в течение четырех лет, два из которых следствие даже не рассматривало версию о том, что смертельные повреждения Евгений Шапошников получил именно в отделе полиции. Также не представляется возможным говорить об эффективном расследовании, когда в последующие 2 года так и не было установлено, при каких обстоятельствах Евгений Шапошников получил повреждения, которые привели его к смерти».

Назад...

.