Общественное расследование

Рабский труд, избиения и изнасилования в оренбургской колонии-поселении № 11

15 апреля 2014

Как стало известно правозащитникам из оренбургского отделения МРОО «Комитет против пыток», 6 апреля было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников ФКУ КП-11 по Оренбургской области по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий). Следователь Новотроицкого следственного отдела господин Кошара все же возбудил уголовное дело спустя семь месяцев после сообщения о преступлении, после четырех незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, а также после еще двух поступивших обращений от осужденных этой колонии о пытках и сексуальном насилии. Несмотря на то, что жалобы трех заявителей были объединены следователем в одно производство, он почему-то счел возможным возбудить уголовное дело лишь по фактам использования рабского труда.



Эта история началась 26 июля 2013 года, когда к правозащитникам обратилась Ирина Балашова и сообщила о том, что ее гражданскому мужу Сергею Никонорову, отбывающему наказание в ФКУ КП-11 по Оренбургской области (колония-поселение № 11), сотрудники учреждения во главе с ее начальником Филюсом Хусаиновым создают невыносимые условия жизни: подвергают систематическому избиению, а также угрожают изнасилованием. Причиной тому стал отказ Никонорова продолжать работать на различных строительных объектах и жалобы осужденного в Следственный комитет и прокуратуру по факту использования его в качестве раба.

В частности Сергей поведал в деталях, как строил дачу и баню для начальника колонии-поселения № 11 Филюса Хусаинова. Никоноров настаивал, что может указать при проведении проверки показаний на месте такие детали, которые человеку не посвященному, даже самому хозяину построенных объектов, не могут быть известны, но знакомы только непосредственному исполнителю строительных работ.

Тем не менее, дело более семи месяцев не возбуждалось, а расследование фактов, указанных Никоноровым, не проводилось:  не были осмотрены даже дачный домик и баня, хотя Сергей указал адрес объектов, где осуществлялось строительство. В течение этого времени правозащитники обжаловали четыре постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись и признавались незаконными.

Формально проведенные прокурорские проверки также ничего не дали.

В конце 2013 картина вопиющего произвола в колонии-поселении № 11 дополнилась показаниями еще двоих осужденных К. и Д. (полные данные по этическим соображениям не приводим), которые рассказали о том, что к ним систематически применяется насилие со стороны сотрудников все той же колонии. Написать письма в оренбургское отделение Комитета против пыток их побудила безысходность, поскольку один из них после попытки неудавшегося побега из-за избиений был изнасилован осужденным из так называемого «актива» в присутствии сотрудников колонии, снимавших все на видеорегистратор.

Второму из осужденных данная видеозапись демонстрировалась для устрашения, чтобы он не смел куда-либо жаловаться. Опасаясь за свою жизнь, К. и Д. всё же набрались смелости обратиться за помощью к правозащитникам. Юристы Комитета против пыток незамедлительно направили к ним адвокатов, после чего обратились с заявлениями о преступлении в Следственный комитет, а также направили обращения в адрес Уполномоченного по правам человека в Оренбургской области Анатолия Чадова.

Несмотря на неоднократные ходатайства правозащитников в Следственный комитет с требованиями представить своим заявителям меры государственной защиты, каждый раз приходили отрицательные ответы – нет оснований. Мол, в отношении сотрудников ФСИН проведена проверка, и факты противоправных действий не нашли своего подтверждения. Напоминать о том, что каждый раз проверки признавались неполными, а выносимые по их результатам решения незаконными, нет необходимости.

«Уверен, что творящееся беззаконие в колонии-поселении № 11 стало возможным «благодаря» тому, что ни следственные органы, ни прокуратура не исполняют возложенных на них обязанностей, предпочитая «ничего не замечать» – подчеркивает и.о. руководителя оренбургского отделения  Комитета протии пыток Тимур Рахматулин. – С самого начала мы пытались обратить внимание государственных органов власти всех уровней на эту катастрофическую ситуацию: писали обращения в прокуратуру, вплоть до Генеральной, в СУ СК РФ по Приволжскому федеральному округу, в Следственный комитет России... Но всякий раз наши жалобы и обращения «спускали вниз», а там опять все заново – «данные не подтвердились». В итоге уголовное дело, и то лишь, по фактам использования рабского труда, было возбуждено только после того, как Москва, наконец, обратила внимание на Оренбургскую область, на плачевную ситуацию, которая сложилась в регионе, с проведением официальных расследований по заявлениям граждан о насилии со стороны правоохранителей. В свою очередь, теперь мы намерены добиваться возбуждения уголовных дел по преступлениям, предусмотренными более тяжкими статьями».

Назад...

.