Общественное расследование

В отношении председателя Комитета против пыток Игоря Каляпина опять пытаются возбудить уголовное дело

11 июля 2012

9 июля стало известно об очередной попытке привлечь председателя Комитета против пыток Игоря Каляпина к уголовной ответственности за разглашение тайны следствия. Об этом по телефону пресс-службе МКПП сообщил сам Каляпин, который находится в Грозном в составе сводной мобильной группы российских правозащитных организаций. В субботу, 7 июля, он был опрошен следователем спецотдела Главного следственного управления Следственного комитета по ЮФО. Инициатором уголовного преследования является УФСБ по Нижегородской области; ранее уголовное дело против правозащитника пытались дважды возбудить представители чеченских силовых структур, предположительно ответственных за совершение тяжких преступлений и их укрывательство.


На сей раз поводом к началу доследственной проверки послужил рапорт оперуполномоченного УФСБ по Нижегородской области Рябкова Р.С., который обнаружил в ряде публикаций СМИ признаки преступления, предусмотренного статьей 310 УК РФ – разглашение данных предварительного расследования. Речь идет о нескольких публикациях Елены Милашиной в «Новой газете» («Робкие гости Кадырова», «Очная ставка провалилась», «Вертикальное бессилие», «Чечню стоит защищать»); статье «Кавказские борзые», опубликованной Светланой Рейтер в журнале «Эсквайр» и признанной лучшей публикацией 2011 года по версии издательского дома Independent media; а также о «Чеченских дневниках» Игоря Каляпина, опубликованных сначала в блогосфере, а затем и на сайте Комитета против пыток. Эти публикации рассказывают о преступлениях, совершенных чеченскими полицейскими, — убийствах, пытках и насильственных исчезновениях людей, а также о систематическом саботаже расследования этих преступлений со стороны следственных органов. По одному из таких дел Игорь Каляпин является представителем потерпевшего Ислама Умарпашаева, который в 2009 году  подвергся похищению, пыткам и незаконному четырехмесячному содержанию под стражей на базе Чеченского ОМОН. В этом качестве Каляпин участвовал в ряде следственных действий. В мае 2011 года следователем Игорем Соболем у Каляпина была отобрана подписка о неразглашении материалов предварительного расследования.

Сам Каляпин настаивает на том, что никаких материалов уголовного дела не разглашал, а привлекал внимание СМИ и общественности к вопиющим фактам отказа представителей государственных органов расследовать преступления «кадыровцев». Он убежден, что попытки его уголовного преследования являются формой давления с целью заставить Комитет против пыток прекратить работу по делам о преступлениях, предположительно совершенных фактическими подчиненными и соратниками всесильного чеченского диктатора. «Информацию о следственных действиях я никому не передавал, – значится в протоколе опроса Каляпина, который имеется в распоряжении пресс-службы МКПП. – Вместе с тем я неоднократно достаточно широко распространял информацию об обстоятельствах, препятствующих проведению следственных действий, и вообще информацию о препятствиях, возникающих в ходе расследования. При этом ни результаты, ни сущность проведенных следственных действий я не раскрывал». Следователь Игорь Соболь, ведущий уголовное дело по факту похищения Умарпашаева, также не считает, что Каляпин разгласил какие-либо материалы расследования.

По горькой иронии проверку по заявлению нижегородских чекистов проводит Специальный отдел окружного ГСУ по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов. Прошлой зимой концепция создания именно этого органа была разработана группой правозащитников при активном участии Игоря  Каляпина и одобрена главой СКР Александром Бастрыкиным.

В Комитете против пыток полагают, что столкнулись с систематической кампанией давления, инспирированной высокопоставленными подозреваемыми, и напоминают, что ранее в отношении юристов Комитета, работающих в Чечне, неоднократно совершались незаконные действия. Так, 21 января 2012 года в Нижнем Новгороде при выходе из поезда сотрудниками полиции был задержан Антон Рыжов, который возвращался из поездки в Чечню, связанной с плановой работой в Сводной мобильной группе. Рыжов был доставлен в дежурную часть Нижегородского линейного управления МВД России на транспорте, где у него изъяли ноутбук и электронные носители информации. В феврале 2010 года весь состав сводной мобильной группы подвергся незаконному задержанию со стороны сотрудников Шалинского РОВД. Угрозы в адрес СМГ и Комитета против пыток неоднократно высказывал лично Рамзан Кадыров. «Эти ребята ненавидят чеченский народ. Они приехали сюда, чтобы заработать денег», – заявил чеченский диктатор 1 июня 2012 года. Он пообещал, что скоро ему будет известно все о деятельности Комитета против пыток.

«Теперь очевидно, что эти слова не были пустой болтовней. Рамзана, кажется, уже поставили в известность, что нижегородские чекисты вслед за нижегородскими полицейскими с удовольствием готовы поплясать под дудочку кадыровских головорезов», – так прокомментировал высказывания главы Чечни нижегородский правозащитник, коллега Каляпина Станислав Дмитриевский. 

Работа Сводной мобильной группы российских правозащитных организаций в Чечне (СМГ) началась в ноябре 2009 года после похищения и убийства сотрудника Правозащитного центра «Мемориал» Натальи Эстемировой. Сводная мобильная группа состоит из трех человек, которые посменно (вахтовым методом)  работают в республике по одному месяцу. Каждую смену возглавляет старший. На каждого из старших оформлены доверенности о представлении интересов потерпевших по уголовным делам. Таким образом, они имеют право участвовать в следственных действиях, заявлять ходатайства и иным образом контролировать ход официального расследования. Координирует и организует работу СМГ Межрегиональный комитет против пыток.

Назад...

.