Общественное расследование

В Нижнем Новгороде прошла совместная пресс-конференция Комитета против пыток и Агоры «Преследование гражданских активистов. Роль Центра «Э» и прокуратуры»

15 марта 2012

15 марта в пресс-центре ИА "Интерфакс-Поволжье" состоялась пресс-конференция «Преследование гражданских активистов. Роль Центра «Э» и прокуратуры», организованная Межрегиональным Комитетом против пыток и Межрегиональной правозащитной организацией «Агора». Помимо руководителей правозащитных организаций Игоря Каляпина и Павла Чикова в мероприятии также приняли участие представитель нижегородских антифашистов, адвокат Дмитрий Динзе (Санкт-Петербург), адвокат Светлана Локтионова (Нижний Новгород), задержанный на гражданском шествии 10 марта в Нижнем Новгороде Артем Соколов и пострадавший в этой акции Олег Сильверстов (по телефону из больницы).

Несмотря на заявленную тему, правозащитники не могли не затронуть обстоятельства громкого дела о зверских издевательствах казанских полицейских, повлекших смерть задержанного Сергея Назарова. Именно с комментариев по резонансному делу начал пресс-конференцию Павел Чиков, правозащитная организация которого занимается общественным расследованием по данному факту.

Уже отвечая на вопрос журналистки о том, почему происходят пытки в полиции и что с этим делать, руководитель Агоры заявил следующее: «К сожалению, когда молодой человек попадает на службу в органы внутренних дел, особенно на должность оперативного сотрудника, он тут же попадает в условия, в которых он не может не применять физическую силу в отношении задержанных. На одного оперативного работника приходится несколько начальников и каждый из них, которые пришли на службу еще в девяностые годы, прекрасно понимают, каким образом все должно работать, и они просто «молодого» вызывают и говорят: «Что я тебе должен объяснять, как работать с задержанным?» То есть создаются условия для применения насилия повсеместного».

Рассказав о негласной практике в Следственном комитете, выражающейся в формуле: «нет тела – нет дела» и выразив уверенность в том, что если бы Сергей Назаров не умер, то дело не получило бы такую огласку, Павел Чиков привел конкретные примеры: «После событий в «Дальнем» к нам обратилось восемь человек, рассказывали те же самые истории с участием тех же самых оперативников: избивали, грозились засунуть бутылку в анальное отверстие. Из восьми человек семеро (!) написали заявления о преступлении в Следственный комитет, более того еще несколько из них обращалось в Управление собственной безопасности, звонили на телефон «доверия», писали Прокурору! Возникает вопрос: «Черт побери, как так, претензии к МВД понятны, но тут же есть еще целая команда товарищей, которым претензий нужно «выкатывать» не меньше!» Потому что, если бы Следственный комитет возбудил хотя бы одно уголовное дело за прошлый год (а эти все события происходили в последние двенадцать месяцев), то Сергей Назаров, возможно, был бы жив и здоров».

В ходе пресс-конференции также выступили с подробностями своих задержаний участники гражданского шествия 10 марта в Нижнем Новгороде Артем Соколов и Олег Сильверстов, который общался с журналистами по телефону из больницы, дала свою оценку действиям правоохранительных органов и суда адвокат одного из потерпевших на митинге Светлана Локтионова. Адвокат Дмитрий Динзе рассказал о преследованиях и неправомерных действиях со стороны правоохранителей в отношении антифашистов.

Руководитель Комитета против пыток Игорь Каляпин сказал о законности действий правоохранителей (которые по его словам оказались «заложниками» принятого городской администрацией решения о запрете) по пресечению неразрешенного общественного мероприятия 10 марта, но подчеркнул: «Вы слушали сейчас по телефону Олега Сильверстова, у которого диагностирован ряд травм, в том числе сотрясение головного мозга, и он до сих пор продолжает находиться в больнице. При этом вы слышали, что сотрудник ОМОНа нанес ему несколько ударов в голову, в качестве наказания за то, что Сильверстов залез под автобус, нельзя же после этого в голову не «зарядить»...

Несмотря на богатый опыт по законному пресечению подобного рода мероприятий, вдруг нижегородская полиция забыла, что протоколы должны быть составлены в течение 3 часов, вдруг нижегородская полиция забыла, что в соответствии с законом задержанные должны содержаться в установленном этим законом месте, нижегородская полиция вдруг забыла, что она обязана пускать к задержанным адвокатов, так в ОП-5 адвокатам препятствовали попасть к своим доверителям, в ОП-7 представителям Общественной наблюдательной комиссии было отказано в праве реализовать свои полномочия – зайти в Отдел полиции и посмотреть, в каких условиях содержатся люди.

А то, что произошла на утро, когда людей пересадили и держали в автобусе, на мой взгляд, содержат признаки состава преступления, потому что у большинства людей в протоколах указано, что они вечером 10 марта были освобождены, тем не менее, утром 11 марта я лично наблюдал «пазик» на улице Рождественской, который приехал из Советского района – в нем содержались люди, проведшие ночь в отделе полиции № 7. Я потребовал, чтобы меня в этот автобус пустили, люди в моем присутствии просили полицейских, чтобы их выпустили в туалет, на что капитан БСНа, который там был старшим, ответил: «А ты еще поплачь». То есть это была его единственная реакция».

Игорь Каляпин отметил, что никаких законных оснований удерживать этих людей у сотрудников полиции не имелось. Также он рассказал, что в нарушении Федерального закона № 76-ФЗ представителей Общественной наблюдательной комиссии не пускали в отделы полиции к задержанным, более того при отказе начальника ОП-7 полковника Корнилова допустить наблюдателей присутствовал прокурор Советского района Филатов, который после долгой паузы, начал говорить, что полицейские законно задержали участников митинга, но почему к ним не допускают наблюдателей объяснить не смог.

Резюмируя свое выступление, руководитель Комитет против пыток заявил, что главная беда в том, что на эти нарушения ни один орган государственной власти адекватно не отреагировал, а также задался вопросами, почему демонстрантов судят, но дела в отношении полицейских и руководства указанных отделов не возбуждены и судами не рассматриваются, почему не возбуждено уголовное дело по избиению Олега Сильверстова, почему закон работает только в одну сторону и не является никаким сдерживающим фактором для должностных лиц?

Касаемо деятельности Центра по противодействию экстремизму при ГУВД по Нижегородской области Игорь Каляпин сказал: «На протяжении последних двух месяцев то, что я вижу и наблюдаю в деятельности этого оперативного подразделения, я иначе как «популяризацией экстремистской деятельности» назвать не могу. Потому что люди, которые, на мой взгляд, проявляют совершенно легальную, законную гражданскую активность, которые не совершают никаких правонарушений, тем не менее, вовлекаются сотрудниками Центра «Э» в какие-то совершенно непонятные процедуры (их задерживают, в отношении них фальсифицируют административные дела по фактам, к которым они не имеют совершенно никакого отношения)».

Выступающий отметил ряд противоправных действий в отношении как гражданских активистов, так и сотрудников его организации, причем исполнение решений суда не в пользу «эшников» те отказываются исполнять, несмотря на то, что за это предусмотрена уголовная ответственность, заявляя «а вы на нас еще одну жалобу напишите, чем больше вы на нас жалоб напишите, тем лучше руководство думает о нашей работе»

Назад...

.